Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

4

знакомые ребята: Вася Шевелев, Костя Бабенко; Гриша Хохлак в звании сержанта командовал  отделением,  был помощником помкомвзвода. Однако  весной  ранило Гришу Хохлака. Прибыв в Поволжье, сибиряки длительное  время стояли в наспех заселенных, но больше в пустых разграбленных селах в одночасье погубленной и выселенной в Сибирь и Казахстан республики немцев Поволжья.

        В добротных домах, в аккуратно  и  даже нарядно  строенных селах хорошо пожилось  солдатикам неподалеку от клокочущего  фронта.  Здесь  многие бойцы прошли  боевую  подготовку,  здесь же  были организованы  краткие курсы  для младших командиров, и солдаты, которые посообразительней, сделались младшими командирами,  некоторые,  в  боях уже, приняли боевые  взводы, и, съездив  в Саратов на  переаттес- тацию, "унтера" вернулись оттудова со званиями, пусть и невысокими, но все ж офицерскими. Тогда же дивизия и доукомплектовывалась, в приданные ей артиллерийские и минометные  части отбирались  "спецы". Лешка как опытный  связист,  был  переведен  в гаубичный артдивизион, но  ребят из своей роты не забывал, часто виделся с ними. Многие уже успели пасть в боях, позатеряться в  госпиталях, отстать от фронта на кривых,  ухабистых  дорогах войны. Одним из первых погиб так здорово работавший в осиповском  совхозе на комбайне на пару с Васей Шевелевым надежный,  основательный  парень -- Костя Уваров. Все он сожалел, что не попал к танкистам, --  водителем танка ему уж очень хотелось быть. Кто знает, угоди  он в  водители, так, может,  дольше и жил бы.

        Первый  бой дивизия генерала  Лахонина приняла в  Задонской заснеженной степи,  встав  на пути  немецких  войск, прорвавших фронт  и  стремящихся на выручку  еще одной  окруженной  армии, кажется,  итальянской или  румынской. Дивизия Лахонина была крепко сбита, отлажена  и с  честью выполнила задание, остановив какие-то,  слепо уже, визгливо,  на исходном  дыхании, наступающие части врага.

        Потери в дивизии были малоощутимы. Командующему армией дивизия генерала Лахонина -- боевой, собранно действующий  "кулачок" -- шибко приглянулась, и он держал  ее  в  резерве  --  на всякий  случай.  Такой случай наступил под Харьковом, где наши бойко наступавшие войска, влезли в мешок, специально для них немцами  приготовленный.  Начав  ретиво  наступать, еще ретивей  драпали доблестные войска, сминая все на своем пути, прежде всего свои же штабы, где высокомудрые  начальники наторели уже наступать  сзади,  отступать  спереди. Слух по фронту катился: замкнув кольцо, немцы разом заневодили косяк высшего офицерства,  взяв  в плен сразу двадцать штук советских  генералов, и вместо одной шестой армии  Паулюса, погибшей  под Сталинградом, задушили  в  петле, размесили в жидких весенних снегах шесть советских армий -- немец математику знает.

        На стыке двух  армий  с разорванной  обороной, куда  противник  наметил главный  удар, встала свежая дивизия Лахонина.  Пропустив  через  себя  орду драпающих иванов, дивизия  встретила и  задержала  более  чем на  сутки тоже разрозненно,  почти беспечно, нахрапом наступающие  части противника. Немцам бы, как обычно,  пойти  в обход, окружить упорный кулачок советской обороны, но  они  начали  перегруппировку  с  тем,  чтобы нанести сокрушительный удар дерзкой стрелковой дивизии и  приданным ей частям. Если  удастся  сбить этот заслон  --  путь для  дальнейшего наступления  открыт. Но, по согласованию с командующим армией, генерал Лахонин силами одного  полнокровного полка нанес встречный  удар  по  сосредоточению  фашистской  группировки.  Не  ожидавшие этакого нахальства  от  русских, немцы  запаниковали  было, однако,  выяснив малосильность    шального  по  ним  удара,  отогнали  русский    полк,  но    с наступлением  задержались.  Тем  временем  генерал  Лахонин  отвел  все  еще боеспособную  дивизию  на  подготовленную  в  тылу  линию  обороны.  На ходу пополняясь, дивизия перешла к жесткой, активной обороне. И фашистское, вялое уже,  из  последних  сил  ведущееся  наступление,  окончательно    выдохлось. Обескровленная непрерывными боями с превосходящими силами противника дивизия Лахонина снова  отведена  была в резерв,  штопалась,  лечилась, пополнялась, стояла вдали от фронта, вплоть до очередного ЧП -- под Ахтыркой. Гвардейская армия

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту