Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

84

ему предназначенный.

Клуб оробел, утих. Всякий служивый старался спрятаться за спину сидящего товарища, всякий смиренно опускал, прятал глаза от Анисима Анисимовича, покаянно вспоминая, что он успел натворить в армии, сколько, чего и где стибрил. И выходило, что каждого здесь сидящего можно сей момент брать и судить по всей строгости военного времени. Не зря, ох не зря гневаются эти дяди в комсоставской форме - видят они, видят каждого шаромыжника насквозь, дело только в занятости их большой, но наступит срок - разоблачат они, разоблачат всех преступников, подвергнут, осудят, чтоб даже и другим поколениям неповадно было от занятий отлынивать, картошку с морковкой воровать. Председатель трибунала сделал повелительный знак рукой - и в клуб ввели Зеленцова, распоясанного, недавно еще раз под ноль стриженного, да под такой ноль, что белобрысая голова подсудимого сделалась будто вот только что в лоханке до блеска вымытой. Обмоток на Зеленцове не было, в носках он был, добротных, вязанных из козьей шерсти. Молодой боец из минометной роты удрученно вздохнул - из дому в посылке прислала те носки мать, Зеленцов, чтоб ему ни дна ни покрышки, выиграл в карты. Красуется!

С руками за спиной ступил Зеленцов в зал клуба, прошелся до середины зала, остановился, приподняв голову, приветливо улыбнулся всем, стиснув по три морщинки в уголках рта;

- Здорово, ребята!

- Здра-а-асс... - разбродно и неуверенно откликнулся зал, и кто успел прикемарить, начал просыпаться, шевелиться.

- Ну как? - кивнул Зеленцов в сторону трибунала, все не переставая улыбаться, только уже криво, в одном углу рта у него образовалось уже четыре складки, в другом осталось две. - Ну как жизнь, ребята? Не всех еще уморили?

- Ч-что такое? Прекратить р-разговоры! Подсудимый, сесть на место! - вскочила со стула строгая секретарша, и один из конвойных толкнул подсудимого к скамейке.

- Э-э, комсомолец! - зароптал подсудимый. - Обижаешь!..

- Я кому сказала! Товарищи, прекратите смех. Подсуди- мый, сесть на место! - снова взвилась секретарша.

Анисим Анисимович все так же безмолвно и неподвижно восседал на председательском стуле.

- Лан, лан, не пыли, тетя!.. Без тебя закон знаю, - обернулся к конвоиру Зеленцов.

Зал начал оживляться, предчувствуя веселое представле- ние, служивые совсем проснулись, суд им начинал нравиться. Они надеялись в дальнейшем получить от суда и судей еще большее удовольствие. И не ошиблись. Зеленцов вел себя мятежно. В награду за мужество ему передали из зала зажженную цигарку. Пока председатель трибунала за столом нудил чего-то, пока конвоир догадался вырвать изо рта подсудимого цигарку, он и накурился.

Самое веселое и забавное началось, когда в качестве пострадавшего стал давать показания капитан Дубельт.

- Я тебя? Ударил? Докажи, чем? - гневался Зеленцов.

Бойцы, знающие всю историю наизусть, даже с прибавлениями, замерев, ждали, как капитан с чудной фамилией - уж не немецкой ли? - будет ответствовать о том, как блатняга Зеленцов посадил его на кумпол.

- Мне кажется, он, этот негодяй, ударил меня своей головой.

- Кажется, дак крестись! - посоветовал Дубельту Зеленцов. - Стану я свою умную голову об такую поганую рожу портить!

По залу шевеление, хохоток. Зеленцов обернулся, подмигнул свойски ребятам: то ли еще будет, друзья мои, ждите и обрящете.

- Я прикажу вывести публику из зала! - стукнул по столу вдруг вспыливший председатель трибунала.

- И кого ж ты, дядя, судить будешь? Себя, че ли? - поинтересовался Зеленцов. - Суд-то показательный. Вот и показывай, если есть че.

Феликс Боярчик, призванный в суд в качестве свидетеля, сидел за кулисами, вроде как изолированно от суда, он караулил шинели и

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту