Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

28

во время земляной работы мы вытирали пот, чтоб не обляпать лицо грязными руками.

- Это кто же так проникся? - тихо спросил он.

- Тот самый поэт, что написал в войну для нас "Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза".

- Фамилия его какая? Запомнить хочу.

- Алексей Сурков.

- Живой еще или помер?

- Помер. Недавно.

Иван Тихонович, что-то в себе заломав, упрятав подальше, вздохнул протяжно:

- Уходят бойцы фронта боевого и трудового. Покидают земные пределы последние их колонны. И хоть не в согласии, но все ж в мире оставляем землю детям нашим. Как-то оне сберегут, сохранят такой кровью, такой мукой добытое...

Долго мы молчали, не шевелились.

- Вот скажи ты, что дадено человеку, а? - не меняя печального тона, все еще находясь в воспоминаниях, продолжал Иван Тихонович. - С одной стороны, поджигателям войны неймется опять все порушить, передавить, изуродовать, с другой - взять, что во мне, скажем, на самом дне лежало, песком, землей, прахом замытое, все это из тьмы кромешной, из хаоса золотинкой добыть, жизнь высветлить... Вот сколь давно живу, а постичь этого не умею. Клавочка наша... Ну ни единого у нас плясуна в родове, петь певали - голосистые были, но по танцам - что медведи. А она вон по какой линии приударила! Уж какая из нее танцорка будет - бог весть, но деда и всех людей любит - это в ней есть, это точно! Это от изагашинских корней сок в нее просочился...

В пятницу с самого утра дневалит Иван Тихонович возле ворот - ждет внучку Клавочку из города. Чует он ее, еще не увидев, узнает средь всего народу, с электрички идущего, хотя и "сяло", как он говорит, у него зрение. Внучка еще задаль машет ему рукой, будто комаров над головой разгоняет. Беленькая, стройненькая, ноги у нее - носки врозь, пятки вместе, будто у парадного, вымуштрованного солдатика, нарастопырку ходит, руки длиннопалые кренделем держит, не сутулится и ничего тяжелого не поднимает, лишку не ест, не пьет, картошки не садит, дров не носит, назьму не убирает. Да дедушка и не заставляет ее тяжелую работу делать, слава Богу, сам еще в силах.

Петруша умер, когда Клавочка училась во втором классе, мамулю загребли в тюрьму через два года после смерти мужа. Не одну, целую банду из общепита заневодили, будто табун зубатки в мутном половодье. Все золото с ворья содрали, машины и дачи отняли, барахлишко в скупку свезли. Попировали! Хватит!

А время бежит, бежит. Клавочка "лебедей" для выпускного спектакля репетирует, пока еще маленьких, пока еще артельно. Как-то ударила по деревенскому радио музыка - и пошла Клавочка колена выделывать, - у деда и рот настежь - эко диво! Откуда че и берется? Стоя на месте, до уха, считай что, ногой человек достает, хоть левой, хоть правой, затылком пяток касается - во как ее по балетной науке выгибаться принудили! Сигает по избе от стены до стены, двор единым прыжком берет, огород, ежели в туалет приспичит, летом пролетает. Но недавно пожаловалась деду: на сольную партию не тянет, нет, сказали, данных у нее и опыту. Да как это нету, как это нету, когда вон чего вытворят человек! Козлом горным скачет и кости не переламывает. Блату нету, вот что. Сяла та выдра кабацкая в тюрьму не ко времени. Дала бы девке образование закончить

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту