Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

встряхнулся, взял бутылку вермута и сказал, отыскивая глазами стаканчик из-под сыра:

- Что ж вы, черти, приуныли?! На смерть разве едете? На войну? Давайте-ка лучше выпьем, поговорим, споем, может. "Кота" я вашего не знаю, а вот свою любимую выведу.

- В самом деле! - зашевелился Еська-Евсей и потянул со Славика куртку.- Слав, ну ты че? Ребята! Человек же предлагает... Пожилой, без ноги...

"Парень ты, парень! - глядя на Славика, вздохнул Сергей Митрофанович.- Ничего, все перегорит, все пеплом обратится. Не то горе, что позади, а то, что впереди..."

- Его не троньте пока,- сказал он Еське-Евсею и громче добавил, отыскавши измятый, уже треснутый с одного края, парафиновый стаканчик.- Пусть вам хороший старшина попадется!

- Постойте! - остановил его, очнувшись, Володя.- У нас ведь кружки, ложки, закусь - все есть. Это мы на вокзале пофасонили,- усмехнулся он совсем трезво.- Давайте как люди.

Выпивали и разговаривали теперь как люди. Горе, пережитое при расставании, сделало ребят проще, доступней.

- Дайте и мне! - высунулся из угла Славик. Расплескивая вино, захлебываясь им, выпил, с сердцем отбросил стаканчик и снова спрятался в уголке, натянув на ухо куртку.

Опять пристали ребята насчет ноги. Дорожа их дружелюбием и расположением, стал рассказывать Сергей Митрофанович о том, как, застигнутые внезапной танковой атакой противника в лесу, не успели изготовиться артиллеристы к бою. Сосняк стеною вздымался на гору, высокий, прикарпатский, сектор для стрельбы выпиливали во время боя. Два расчета из батареи пилили, два разворачивали гаубицы. С наблюдательного пункта, выкинутого на опушку леса, торопили. Но сосны были так толсты, а пилы всего две, и топора всего четыре. Работали без рубах, мылом покрылись, несмотря на холод. С наблюдательного пункта по телефону матерились, грозились и наконец завопили:

"Танки рядом! Сомнут! Огонь на пределе!"

Нельзя было вести огонь и на пределе. Надо было свалить еще пяток-другой сосен впереди орудий. Но на войне часто приходится переступать через нельзя.

Повели беглый огонь.

Снаряд из того орудия, которым командовал Сергей Митрофанович, ударился о сосну, расчет накрыло опрокинувшейся от близкого разрыва кургузой гаубицей, а командира орудия, стоявшего поодаль, подняло и бросило на землю.

Очнулся он уже в госпитале, без ноги, оглохший, с отнявшимся языком.

- Вот так и отвоевался я, ребята,- глухо закончил Сергей Митрофанович.

- Скажи, как бывает! А мы-то думали...- начал Еська-Евсей.

Славик высунул нос из воротника куртки и изумленно таращился на Сергея Митрофановича. Глаза у него ввалились, опухли от слез, голова почему-то казалась еще больше.

- А вы думали, я ногой-то амбразуру затыкал?! - подхватил с усмешкой Сергей Митрофанович.

- А жена? Жена вас встретила нормально? - подал голос Володя.- После ранения, я имею ввиду.

- А как же? Приехала за мной в госпиталь, забрала. Все честь честью. Как же иначе-то? - Сергей Митрофанович пристально поглядел на Володю. Большого ума не требовалось, чтоб догадаться, почему парень задал такой вопрос.

Ему-то и в голову не приходило, чтобы Паня не приняла его. Да и в госпитале он не слышал чего-то о таких случаях. Самовары - без рук, без ног инвалиды - и те ничего такого не говорили. Может, таились? Правда, от баб поселковых он потом слышал всякие там повествования о том, что такая-то курва отказалась от такого-то

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту