Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

58

ее светились радостной нетерпеливостью. Она подняла руку, будто школьница, собираясь вступить в разговор.

- Погоди, мать, - остановил ее дядя Левонтий. - Вот на смену вышел, тогда я еще на рядовой работе состоял, - важно заметил дядя Левонтий, - колю бадоги, а вопрос Санькин не идет у меня из башки. Я вечером в сельсовет. Покрутили там, повертели письмо Александра. Обормот, говорят, он был, ваш Санька, обормотом и остался - не мог уж без фокусов отцу-матери написать. Тогда я сказал сельсоветским кое-што! И к учительше. Она дрова пилит, усталая, ничего не соображает. Помог я ей дрова напилить, в избу снес, а там у ей сестра с Кубани, эвакуированная, больная, и, скажи ты мне на милость, вмиг она мне все и разобъяснила, остолопу. Клин! Понимаешь, Кли-и-ин! - Лицо дяди Левонтия сияло таким восхищением, тетка Васеня так хорошо по-куричьи квохтила на курятнике, что порешил я продлить маленько ихнее ликование.

- Какой клин?

- Да город! Го-о-ород, оказывается, есгь такой на свете! - простонал дядя Левонтий и утер выступившие на глазах слезы. - Как он их, а?!

- Мозговитай, ох мозговитай! - причитала тетка Васеня.

- Н-ну Санька! Ну-у Санька! - ахнул я. - Вот ушлый так ушлый! - И чтоб совсем уж ублаготворить дядю Левонтия и тетку Васеню, прибавил: - Кто-кто, а такой человек, как Санька, и на войне не пропадет!

Что иногда значат для людей слова, обыкновенные слова! У дяди Левонтия и грудь, как в молодые, моряцкие годы, колесом сделалась.

- Да. Александра наш, он уж такой! Он уж так: либо голова в кустах, либо грудь в крестах! - гордо заявил дядя Левонтий и туг же укорил тетку Васеню: - Ты чЕ это, мать, сидишь-то? Напой, накорми человека, после и вестей проси.

Тетка Васеня всполошилась, тетерей себя обругала и загремела заслонкой печи. А дядя Левонтий трудно закряхтел и сказал, как будто оправдываясь:

- Совсем она у меня потерялась, совсем. Токо весточками от ребят и жива, - и покачал седой, ровно бы мохом обросшей головой. - Э-эх, ребята, ребята, матросы мои...

Переломившись в пояснице, он начал сосредоточенно крутить цигарку и сорил табаком на брюки, и все, что было за словами, читалось на его лице: как жили-то, дружно, весело, артелью непоборимой! Ну и што, што не всегда досыта едали? Не плакались! Ну и што, што гонял семейство по пьянке? С дурака какой спрос! Ну и што, што дрались и пластались меж собой братья и сестры? Зато чужому было никому их не тронуть. Орлы! Друг за дружку стеной. Растилишшут любого врага, в клочья разорвут!..

Дядя Левонтий начал было прятать кисет в стеженые брюки, но вдруг приостановился, подумал и протянул мне кисет: кури, дескать, возраст твой подошел.

Скобленый пол, тетка Васеня без сажи под носом; дом без ребятишек; слова "отец" и "мать" и скорбно сочувствующий взгляд дяди Левонтия, его степенность. Полно, уж в тот ли дом я попал?

Тетка Васеня и дядя Левонтий, сколько мне помнится, псегда называли друг друга "он" и "она". Дядя Левонтий чаще: "размазня", "тетеря". Тетка Васеня: "мордоплюй", "костолом", "рестант" и в самые уж обиходные дни, то есть в дни получек: "сам" или "хозяин".

Надо сказать, что дядя Левонтий хотя и был "пролетарьей", в колхоз, как производственный кадр, не записался и в актив комбеда не вошел, а попивать с Болтухиным, Вершковым, Митрохой и прочей властью связался и сразу же стал прятаться от людей, в первую голову от дорогой соседушки" - Катерины Петровны, но еще не нашлось во всей округе человека, который бы от нее спрятался.

- ЧЕ отец-то не заходит? - спрашивала у Саньки бабушка. - Стыдно роже-то, видать?

Санька виновато молчал и отворачивался к окну.

- Говорят, оне домнинских описали и продают да пропивают добро?

- Не знаю. Наверно.

Углядев в окно или со двора, что развеселая компания с барахлом под мышкой, с бутылками

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту