Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

46

- Ты выше тетиву-то задирай! Выше! Отпустишь тайменя к едрене фене! Давай лучше я! Я - везучий!

- Сиди, не дрыгайся! Везучий... Мотырнет дак...

- Дергат?

- Ага, рвет! - опять задребезжал голосом Санька. - Из лодки прямо вытаскиват!..

- 0-ой, Санечка!.. - Больше я ничего сказать не мог и закричал в темноту во всю глотку: - Алешка! АлешкаТаймень попался! Здорову-у-ущий!.. - Как будто Алешка мог меня слышать.

- На последнем крючке, видать, у самого груза. Справимся ли?..

- Ос... осторожней, Са... Санька! - начал я заикаться, чего qo мной сроду не бывало.

- Во! Близко! Иди сюда!

Я бросил весла и ринулся к Саньке, схватился за тетиву. Веревку дергало, тукало по ней так, будто она к моему сердцу прикреплена. Не помня себя, начал отталкивать Саньку, тащить, и он кричал теперь уже мне:

- Тиха, миленький!.. Осторожней! Осторожней!

Рыба вывалилась наверх, грохнула хвостом. ТайменьИ в самом деле таймень! Ну не везучий ли я! Не колдун ли?

- Ой! - вскрикнул Санька.

- ЧЕ?

- Уду в руку всадил! Во, зверина! Пуда на полтора, не меньше! Хрен с ней, с удой! Вырежем! Я хоть че стерплю! - Санька визжал, взрыдывал, а я боролся с рыбиной и никак не мог подвести ее к лодке.

- Это он в затишек со струи забрался. Пищуженец попался, он его и цапнул! - объяснил мне Санька рыдающим голосом, но я не слушал его. Мне сейчас не до Саньки было!

- Греби к берегу! Здесь не управиться! - прохрипел я. Санька рванулся к веслам, запутался в животнике, забыл, что он ведь тоже на крюк попался, и тут в мои бродни вцепился крючок. Я тоже попался в животник.

- Уйде-от! - завопил я, когда почувствовал, что рыбина пошла под лодку. - Уйде-о-от!..

Санька упал на борт, сшиб меня, лодка черпанула бортом, медленно завалилась на бок, и меня обожгло холодной водой. Я забултыхался. Рядом бился Санька. Его запутало животником.

- А-а-а! - взревел Санька и пошел ко дну. Я успел схватить его за рубаху.

- Санечка, не тони! Санечка!.. - Я хлебнул воды. Скребнуло в носу, в горле, но я не выпускал Саньку. Меня дергала за бродень рыбина, тянула вглубь, на струю. Рука моя стукнулась обо что-то твердое. Льдина! Я вцепился пальцами в ее источенную, ребристую твердь.

- Са... Льдина!..

- Ба-а-ба! - разнесся вопль на берегу. Алешка или углядел, или почувствовал, что с нами стряслась оеда.

- Палку, Алеш!..

И Алешка понял меня, но хорошо, что не услышал моих слов, не побежал за палкой - не успел бы. Он ухнул в воду, наклонил черемуху. Я отпустился от льдины и схватился за куст одной рукой, затем подтянул к себе Саньку.

Мы перебирались по гибкому кусту руками. Корень у него оказался крепким, выдюжил. Алешка подхватил и выволок Саньку на берег, я вылез сам. Без бродня. Рыбина сняла с меня обуток. Дедушкин бродень. И ушла с ним. Никто уже не дергал животник. Я весь был им опутан и услышал бы рыбину. Санька оторвал крючок вместе с коленцем и выпутался из животника.

Санька клацал зубами. Алешка все звал бабу. Я упал на берег, стукнул кулаком по мокрой земле.

- От... отпустили!.. Такого тайменя отпустили-и-и!

- Ба-ба! Ба-ба! - кричал Алешка, глядя на редкие теперь уже огни в селе.

Я вскочил с земли и дал Алешке по уху. Он не ожидал этого, кувыркнулся на траву и сразу смолк.

- Обормот большеголовый! - орал я на Алешку.- Такой тайменище ушел! А он - баба! Ты чЕ сидишь? - взъелся я на Саньку. - Завяжи руку, и станем животник распутывать...

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту