Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

214

силой и уламывать ее, чтоб она не держала, подписала б в печать и без того опоздавший журнал. Но чиновник никогда просто так не отпустит главного редактора, он для начала хрястнет верстку на стол и, вытаращив глаза, гаркнет: "Вы что мне тут подсунули?! Вы зачем поставлены в журнал? Вам что, работать надоело?!"

Главный, чаще всего понарошке, испугается, даже потом покроется, покаянно голову склонит, но потом, когда эта грозная сила поостынет, начнет подъезжать, просить милости объяснить, чем вызван гнев его сиятельства. "А вот чем, вот чем!" - красным карандашом тычет в и без того уж разноцветно изрисованную, замочаленпую верстку руководящее светило. А главный бит-перебит, вроде бы робко вслух зачитывает красным-то карандашом помеченное и тоже гневно, нервно и решительно роняет:

"Проглядели! Снимем! Ну, я им!.." - И так вот, до трех, иногда и до пяти раз: "Снимем! Снимем! Снимем!.. - а дальше уж легче дело пойдет, дальше уж начальник, устало со всем соглашаясь, махнет рукой: "Иди! И попробуй еще раз..."

Все! Дальнейшая тяжесть обрушивается на автора, из редакции ему кричат: "Горим из-за тебя! Прогрессивка накрылась! А у нас, между прочим, как и у тебя, семья, дети, и тоже, между прочим, жрать хотят..."

Так-то вот довели меня до полной прострации, и я, махнув рукой, пошел ложиться в больницу. "Делайте что хотите, чтоб вам сегодня же всем сдохнуть!.."

В редакции только того и ждали-дожидались. И до того измордовали повесть, что полное у меня к ней отвращение появилось и с тех пор не правил я ее, ничего не восстанавли- вал, не делал новых редакций, как это бывало у меня с другими повестями и рассказами. Лишь много лет спустя, вороша старые бумаги, наткнулся я на пожелтевшую главу - "Норильцы", и ощутил, что именно этого "звенушка" повести остро недостает. Сел и выправил, где и дописал текст главы, назвав ее по-новому, более точно и современно - "Не хватает сердца", да и отправил в тот же "Наш современник", где глава и была напечатана в No 8 за 1990 год, всего лишь через 25 лет, вместо обещанных двести.

Последующая судьба "Царь-рыбы" была более счастливой. В России, в республиках, за рубежом она выдержала более ста изданий, по ней снят фильм, правда блекленький, - "Таежная повесть", всяческих дискуссий, критической полемики, научных работ сделано по "Царь-рыбе" по объему куда больше самой книги. В 1978 году ей присудили Государственную премию СССР.

Впервые наиболее полно "Царь-рыба" выходила вместе с новой главой в красноярском издательстве "Гротеск" в 1993 году. Дай Бог этому издательству доброго, бесцензурного пути. Цензура достаточно нас помучила, кого и в гроб свела. И чтобы существование издательства не подверглось столь модной ныне барахольности, безвкусице и, как неудобоваримо называют ныне те явления, - коммерциализации.

Ну, а книга "Царь-рыба", независимо от моего к ней неласкового отношения, живет и все еще широко читается, издана, кажется, раз двести у нас и за рубежом. В Голландии, где книги пользуются меньшим спросом, чем наркотики и продажные девки, в издательстве "Мехелен" "Царь-рыба" издавалась дважды, сперва дешевенько и непритязательно, а как разошлась, так ее издали строго, роскошно, словно Библию. Во Франции, Финляндии, Чехословакии, Польше и еще, и еще в каких-то странах переводили "Царь-рыбу" и везде мучились с переводом как самого витиеватого, непереводимого названия, так и с текстом, перенасыщенным "русскостью", но это меня мало волновало. Главное, что наш, российский читатель воспринял книгу взаболь, где и бурно, и чудеса с нею разные случались, и приключения. Один чудесный случай описан мною в "затеси" - "Самый дорогой гонорар", и мое отношение к книге постепенно "помягчало", я даже намеривался написать что-нибудь подобное - по следам книги "Царь-рыба", но как переселился в Сибирь, да как немножко, с краю можно сказать, коснулся этих "следов", то и понял, что с ума спячу иль умру досрочно, если возьмусь "отражать" то, что произошло и происходит в Сибири и с Сибирью. Как ее, милую и могучую, измордовали, поувечили, изнахратили и изнасиловали доблестные строители коммунизма.

Пусть придут другие радетели слова и отразят "деяния" свои и наши,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту