Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

190

к белым горам и пришел, остановился перед сбывшимся чудом, которое так долго предчувствовал, может, и ждал. Не такое оно ему брезжилось, но раз уж пришло, прикатило, иного нечего и желать, устеречь, сохранить, на руках вынести - чудо, оно такое, оказывается, хрупкое...

- А-а, пировать дак пировать! - вскричала Эля и болтнула флягой. - Тут еще навалом! Выпей, Аким! Выпей! Мы спасемся! Нам рано умирать! Мы долго жить будем! Я тебя никогда-никогда не забуду! - охваченная душевным порывом, она крепко-крепко обняла его за шею сзади, больно сдавила костлявыми руками горло.

Акиму было трудно дышать. Лопатками он чувствовал ее небольшие, обвядшие груди, дыхание прерывистое и жаркое возле уха, закатывающиеся вовнутрь всхлипы. В нем начала заниматься мелкая дрожь, и он осторожно разжал ее руки, поднялся от стола.

- Курить охота, - сглатывая слова, сказал Аким и, закурив, быстро и жадно истянул цигарку. - И спать пора. Попировали - хватит! Вставать рано, - и, словно оправдываясь, начал перечислять работу, какую следовало сделать до отправления в путь: дошить обутки - шептуны, выкроенные из старой шкуры, для Эли; собрать из одеяла хоть что-то похожее на куртку, подстежив ее старыми ватными брюками, забытыми кем-то в избушке; довязать шарф, шапку из заячьего пуха; дошить запасные рукавицы, носки из распущенной вязаной фуфайки Гоги. Эля связала по паре толстых теплых носков, нужна еще пара - запас. Мама держала дома машинку и, когда еще не была захвачена до конца литературой, шила на ней кое-что для себя и дочки, приучала к швейному ремеслу Элю, не подозревая, как ей это сгодится. Отправляясь на Север, к папе, Эля больше всего заботилась, чтобы не забыть теннисную ракетку и лак для ногтей, Горцев обременял себя только своим, личным багажом, вот и снаряжалась теперь заново. Аким нарадоваться не мог Элиной сноровке - этакая фифа, а иголка не валится из рук! Упорна деваха, упорна, опрятна в домашнем обиходе, из нее вполне можно человека сделать, если взяться вплотную, но виду, однако, не показывал, как доволен ею, боялся вернуть ту, бойкую на слово, но пахорукую в делах горожанку, которую он презирал, на которую злился и которую нужда или он заломали-таки, может, и перевоспитали даже.

- Эх, дурило,песню испортил! - качая головой, вроде как понарошке, вздохнула Эля и взялась прибирать на столе. Потом подмела в избушке и, гнездясь на нарах, с усмешкой поинтересовалась: не вспомнил ли он еще какое неотложное дело?

- Вспомнил, - невозмутимо подтвердил Аким. - Послусать надо.

- Слусать так слусать, - передразнила его Эля, став на колени, покорно задрала рубаху, ждала "фершала", покрываясь куриной кожей, хотя в избушке было жарко. Готовясь к осмотру или, как со смехом говорил "фершал", к "сиянцу", он расшуровывал печку, но Элю, как всегда, пробирало ознобом.

- Худому поросенку и в Петровки мороз, - "пана", как и полагалось настоящему медику, маскировал серьезность лечебной работы шуткой. - Свет погасить?

- Вот еще! - Эля дернула остреньким уголком плеча, от которого начиналась и обручем закруглялась ключица, - Ты же доктор, - чуя в нем замешательство, с деланной храбростью добавила она, - а докторов не стесняются...

- Доктор! - прикладываясь хрящеватым, ломким ухом к спине, нащупывая им выемку под лопаткой, буркнул Аким. - Коновал, а не доктор! - И вдруг срывающимся, петушиным криком выдал:

Ты, милашка, скинь рубашку,

Полезай на сеновал!

Я тебя не покалечу,

Я старинный коновал!

И поскорей забегал ухом по спине, тыкаясь в чутко подрагивающую кожу - хитрил "пана"! Всегда он так: ляпнет что, сорвется ли и поскорее за дела примется, я, мол, не я, и хата не моя.

- Твои шутки иной раз...

- Тихо! Слусаю...

- Твои хамские шутки, - настаивала она, - оскорбительны для женщины, и тебе они совсем не к лицу.

- Че поделаш! - отнимая ухо от спины больной, отчужденно и грустно обронил Аким. - Культуре обучался я в Боганиде и на "Бедовом". Как зысь воспитала, так и воспитала, извиняйте. Под правой лопаткой сипит, под левой вроде бы не слыхать. Будем ходить или в избушке сидеть?

- Ходить. А зысь ни при чем! Природа дала тебе ума и такта довольно. Не форси и не выпендривайся! - Эля сердито сдернула

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту