Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

62

синим написано: "Товарищи рыбаки! Не губите молодь промысловых рыб. Выпускайте ее без повреждений изо всех орудий лова в водоемы. Помните, молодь - основа ваших будущих уловов!" Душа Дамки стронулась с места, он заозирался, наткнулся взглядом на человека, свойски ему улыбающегося.

- Ну и как картинки?

- А мы молодь и не трогам, для будущих оставлям уловов, мы ее берегем! Гай-ююю-гав! - вскинув узкое рыльце в потолок, обитый белым пластиком, залился рыбак. Человек доставал из стола какие-то бумаги, улыбаясь, все еще приветливо качал головой, но уже с грустинкой. "Может, у его жена померла или еще какое горе случилось, а я ржу!"

- Почем стерлядь? - все роясь в столе, поинтересовался незнакомец. Дамка надеялся: как водится, сперва разгонную поллитровку выставят, закуску вроде свежего, редкостного тут в эту пору огурца дадут, потом уж торг откроется. Но ничего не подавали. "Ах, вы так!.."

- Полторы рубли!

- Н-ну, любезный! Везде по рублю.

- Везде по рублю, а у нас полторы! И никаких гвоздей! - Дамка даже сам себе понравился, такой он боевой, такой непреклонный. Во как закалила характер река и природа! Этак пойдет дальше дело, так он, пожалуй, возьмется свою бабу бить, а не она его. И тем стиляжникам, что за шпионаж наказали, тоже по отдельности навешает.

- Это почему же у вас такая дороговизна?

- Моторы худы - раз! - загнул палец Дамка. - Бензин поди достань - два! Рыбнадзор пежит - три! Вино вздорожало - четыре! - И как только помянул про вино, вся спесь разом утратилась, понесло Дамку, затараторил он базарной торговкой, не соблюдая никакой солидности и пауз: - Ангарская пошла от жиру текет баба именинница магазин далеко торговаться недосуг в роте пересохло...

- Постой, постой! - взмолился пароходный человек, отыскав, наконец, ручку и открывая какую-то книжку. - Пулемет! Чкас! Прошил! Оглушил!..

- У Прасковьи чирьи, у Меланьи волдыри, если дороги стерлядки, хошь бери, хошь не бери! - подхватил к месту бойкую складуху Дамка. - Гай-ююю-гав!..

- Соловей! Баскобайник! - заново обмерил взглядом Дамку человек. - Ершов! Прямо Ершов!

Дамка вошел в интерес. Не тот ли это Ершов, что оргнабором в краевой конторе ведал? Солидный такой мужчина, некурящий. У него еще жена, не первая, вторая жена на пристани кассиршей работает. Оказался однофамилец Ершов, автор "Конька-горбунка". Пошел разговор про оргнабор и другие, известные Дамке, организации, в ходе которого он все про свою жизнь рассказал и фамилию выболтнул. Народ в салон набился, слушает, похохатывает. Дамка и рад стараться, жалко ему, что ли, потешить людей, да и не терял он окончательно веру на предмет угощения.

Но приближались к Чуши, и гражданин, так загадочно улыбавшийся, грозно хлопнул по столу:

- Хватит! Повеселились! - и обратился к молодому парню в речной форменке: - Сколько?

- Тридцать голов. Сорок семь килограммов.

- Та-ак! - Гражданин уставился на Дамку, точно генерал в погонах с красной окантовкой. - Нагреть бы тебя на полсотни за каждую голову и лодку изъять. Да за бесплатный спектакль скидку сделаем. На вот распишись. Жене на именины...

Дамка глянул на бумагу и подавился языком. Первый раз в жизни не мог найти слов. Пробовал рассмеяться, давая понять, что и сам он большой хохмач, шутку ценит и понимает, но вместо привычного "гай-ююю-гав" получилось "уй-ююю-у-у...".

- Товаришшы! Товаришшы! - лепетал он в полуобмороке, когда его ссаживали обратно в лодку, - У меня дед красный партизан и отец тоже... заслуженный!.. Товаришшы...

Кораблик, весело попукивая трубой, бросая кругляшки дыма, уходил на север. Лодку кружило течением, несло мимо Чуши, к Карасинке и пронесло вдаль, крутило в устье Сыма, когда востротолая жена Дамки, у которой когда именины, она и сама не помнила, уговорила одного рыбака догнать лодку и, если не хватил супруга паралич, если нажрался он до потери руля и лежит на дне лодки, доставить его домой, тут уж она с ним сама разберется!..

Дамка был трезв и до того напуган, что, и доставленный в Чуш, все повторял оконтуженно: "Товаришщы! Товаришшы! У меня дед..."

Жена Дамки напугалась.

- О-ой! Изурочили! Озевали! - закричала. - Это все кержаки, кержаки - ушкуйники болотные!..

Всю ночь отваживалась

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту