Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

230

будет, расстрел будет.

        --  Вот,  капитаха,  послушай,  послушай!  --  хватался за  рукав  Щуся распалившийся Брыкин. -- Он ведь на людях один, по-за людям другой. Ходит на кухню    с    котелком    сам,    один,    пежит    поваров  за  нерадивость,    за недоброкачественную пищу, а в машине,  в "студебеккере"  газовая плитка,  на ней ему отдельно готовит паненка, крепостная его, живет он с ней, как  муж с женой,  у самого семья на Урале, дети. Он имя  посылки посылат, этой  пэпэжэ пикнуть не дает. А как он ее шорит!  Ка-ак он ее шо-о-о-орит! --  вожделенно зажмурился  Брыкин, --  я зеркальце так подстрою,  что из кабины все видать, инда  думаю  -- отыму -- терпленья нету!..-- Брыкин  наклонился  к уху Щуся, горячо и сыро дыша, шептал об интимных подробностях. -- Токо на немецких  да на  румынских  открытках таку  срамотишшу  и  видел...  --  Тихоней  паненка прикинулась, шляхетский норов будто  усмирила, дает вроде бы  ноги  об  себя вытирать,  но  похаживает  к одному  штабисту и  потихонечку да  полегонечку забирает власть над своим владыкой, с налету, с повороту не дает уже, благов требует.  Слух  есть, что  ее представляют чуть  ли  не  к Герою.  Весь штаб ропщет, гундит,  командир  дивизии  новый  не в  курсе дел,  может дать  ход наградному листу...

        "Нельке, глядишь, еще одну  медальку  "За отвагу" отвалят и матюков без счету, может, и на гауптвахту свезут, если она напьется сегодня и забушует", -- совсем помрачнел комбат и, как бы между прочим, поинтересовался:

        -- Говорят, да и сам я видел, начальник твой любит водить машину.

        -- А как  жа?! Ка-ак  жа! Чтоб  народ видел, какой он  старатель, какой самоотверженный труженик войны.  Ох,  и  хи-и-итрай же, паразитишка! Проедем все хляби, кочки и  болота -- дремлет, но как в гарнизон, или в расположение какое, иль  в  штаб въезжать -- канистру под  жопу  и  пошел  рулить!..  Без канистры-то руля не достает. --  Брыкин запьянел, но хлопнул  еще  чеплашку, засунул  в рот  целиком красный помидорище, в досыл  кинул брусочек  сала и, жуя, помотал головой: -- Скажу я те, капитаха, одному тебе токо и скажу: нет ничего  на свете подлее  советского  комиссара!  Но комиссар из энтих...  -- сказал и, испугавшись сказанного, Брыкин заозирался.

        -- У "газушки" одно колесо приспущено.

        -- Ну и глаз у тя!

        -- Не глаз  да не ухо  бы,  давно бы уж... Чего не накачаешь? Обленился совсем?

        --  У  него  обленисся! Баллон унутреной  брошеным  патроном прокололо, часто это случается, особо в глубоких, грязных колеях. Надобен газовый ключ, мой спер кто-то, ну и...

        -- На ночь глядя вы отсюда не поедете никуда?

        -- Никуда, конешно, -- заминировано кругом, токо выезды расчищены.

        -- Парковая батарея далеко?

        -- Версты две или три отсюдова.

        -- Брыкин! Землячок! Сейчас ты ложишься спать. Так?

        -- Так.

        -- Вечером, желательно поздним, ты идешь в парковую батарею, за ключом. Так?

        -- Та-ак.

        --  Получишь ключ в инструменталке и непременно, непременно распишешься за  его  получение  в  амбарной книге  кладовщика и, как  бы  между  прочим, спросишь у него время, понял?

        -- Та-а-ак. А ты че, капитаха? Ты че?

        -- И  не торопясь, не торопясь пойдешь обратно, старайся людям на глаза попадаться...  Потрепись с кем-нибудь из  знакомцев, лучше с шоферней, чтобы ключ у тебя видели.

        -- 0-о-ой, капитаха, о-оооой! Ты че задумал-то, о-о-ой!  У меня ж баба, парнишка растет.

        -- У меня тоже баба, двое детей, малых.

        -- Ну, все! Все правильно! Нельзя такой твари по земле ползать, нельзя! Он столько уже зла наделал, ишшо наделает... Все! Давай лапу, капитаха.

        -- Брыкин! Боец! Во всю жизнь нигде, ни слова!..

        -- Да пусть меня на куски режут!..

        -- Будем надеяться, до этого дело не дойдет.

        На сиденье "газушки" к кирзовой спинке солдатской иглой была пришпилена записка,  с  одной  стороны  которой  кругленькими    каракулями    решительно написано:

        "Ушел  за  ключом.  Боец  Брыкин".  С  другой  --  меленько,  убористо: "Разгильдяй  ты,  не  боец! Вернешься,  немедленно  езжай на место. Я  очень устал. Ложусь спать. Будешь иметь со мной беседу".

        Щусь влез  в кабину "газушки".  У Брыкина  было  много  времени,  и он, отменный  шофер,  отладил все так, что

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту