Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

181

ставила постановки про буржуев и попов,  организовывала  шествия против  религии,  праздничные  демонстрации, танцы, разучивание песен про мировую революцию.

        Вскорости появился у нее  горластый малец, революционный энтузиазм свой учительница полностью обратила  на  дитя,  так  как секретарь  сельсовета  в галифе по  весне уплыл  вниз по  Ковже --  решать "в центре" вопросы большой важности.  Решение  вопросов затянулось,  в Перхурьево  военный  кавалер  не вернулся. Однако дело, начатое учительшей, пропасть уже не могло, потому как всколыхнулись молодые массы, да и дела  в те годы в деревнях шли более-менее подходяще, так что ребятам в самый раз было гулять и веселиться.

        Финифатьев Павел еще в ликбезе начал пристраиваться к Алевтине Сусловой из Перхурьева, тогда еще просто Тинке. С ходу успеха  не имел, но цели своей не кинул, внимания  своего не ослабил,  на других девок его не рассеивал. Уж больно хороша была  Тинка-то! И слепы же парни  в Перхурьево-селе,  не умели разглядеть, до чего же  она  хороша! Телом пышная, но не рыхлая,  вся как бы молоком парным мытая, со спокойными голубыми глазами, умудренно глядящими на мир этот, революционно всколыхнувшийся.

        Никак бы не одолеть ту крепость Пашке  Финифатьеву,  если б не грамота, так кстати ему  сгодившаяся.  По дому ходила книжка без  корок, завезенная в Кобылино когда-то еще при деде Финифатьева веселым офеней, таскавшим кованый сундучок  на  гнутых санках, -- "капиталы" от  выручки  в кошеле  на  груди. Однажды развернул ту книгу Павел и оторваться  от  нее не  смог.  Хотя он  и считал  себя в  ту пору  полностью  от  веры  отринутым,  активным  атеистом значился,  в комсомол записался, порешил все же  про себя -- сам Господь Бог перстами своими трепетными вложил ему в руки такую дивную книжку.

        На    первой  странице  книжки  крупно,  с  завитушками  было  написано: "Поучительные и  полезные наставления по политесу, приятным манерам, такожде содержащая  поучения  разного  свойства;  по  написанию  любезных  посланий, умственно-изящных    выражений,    по      завлекательным    играм,      содержащим неназойливые намеки на таинства любовные; такожде загадки, ворожбу, невинный обман  в  стихах  нравоучительного  свойства;  такожде  советы  по отысканию счастья  в  супружеском  лоне  и многому  иному,  потребному  для  человека, жаждущего    культурного  усовершенствования    и    приятного    обхождения    в благородном обществе".

        Белым  потоком  хлынули послания  в Перхурьево из-за реки  Ковжи на имя Алевтины Сусловой. И какие послания! "Лети, листок,  прямо на восток. Упади, листок,  у  любезных  ног!.."  Дело  шло  так  складно,  с  такими душевными выражениями  и  разными  умственными изречениями  насчет  счастья  и  любви, которые были обозначены лишь намеками,  но все равно угадывались, и таился в них призыв, однако  не  настолько  уж тонкий, чтобы  не прочитывалось личное чувство  и отношение  к затронутому  вопросу; "Что  тужить,  мой  друг! Утро завтрашнее разрушит вашу  печаль и уменьшит ваши страдания...", "Судьба того никогда не оставляет, кто тверд и решителен  в  предприятиях своих", "Натура ваша  сотворена  доброй и  мягкосердечной,  но  только  сдержанность ваша  и холодность могут сослужить  вам  к несчастью и одиночеству". И так далее,  и тому  подобное.  В конце  любезного письма непременно  уж загадки, да  такие мудреные, что никак  не отгадаешь:  "Я  молча  говорю издалека с  тобою,  не слышу, не смотрю, но  то, что видели и  слышали,  -- открою", "Сорву космату голову, выну  сердце, дам  пить  --  будет  уметь языком не всяк  говорить", "Штучка-одноручка, носочек стальной, а хвост льняной!", "На ямке-ямке сто ям с ямкой", "Маленько, кругленько, в середине беленько, и  горько, и сладко, и маслянисто".

        И, протомив  день, порой и  три дня "любезную даму  сердца", сломленный мольбами, слал  он за  реку  письменные отгадки: "Письмо",  "Перо",  "Игла", "Наперсток", "Орех".

        Лишь  повоевав  достаточно  и достигнув чина сержанта, Финифатьев узнал название всему этому -- тактика! А в молодости он, однако, мало чего понимал в тактике и  сделал перебор в  культурном напоре.  "Любезная дама сердца" из сил  выходила,  напрягаясь,  чтобы  так  же  складно и изысканно отвечать на послания "любезного

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту