Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

177

щиков, и, несмотря на высокое мастерство и храбрость асов  рейха,  русские  самолеты, неуклюже,  с большими потерями, завоевывают родное небо. Штурмовики "Илы"  ходят чуть ли не по  головам немецких солдат, нанося страшенный  урон наземным частям, территория же здешняя  для действия танков  --  этого  конька-спасителя  --  непригодна. Не  иначе как  русскими частями вспаханный берег  реки не позволяет  иметь  на плацдарме постоянную, четко  обозначенную  передовую.  Немецким частям,  привыкшим  к  образцовому порядку,  кажется,  что    вокруг  них  бродят  русские,  ведут  разведку  -- обнаружена совершенно случайно полевая линия связи из  германского  провода, впутанная в полевую немецкую связь, -- работает себе без смущения, прицельно крошит  наши  боевые порядки  вражеская  артиллерия, бродят в боевых  частях самые невероятные,  окопные слухи  -- пароль  в  уборной это  называется  -- противник собирает еще один ударный кулак на левом берегу для проведения еще одной операции. Вот почему снимаются  эсэсовские батальоны  и другие  части, так здесь  необходимые, передислоцируются и  те, что стояли в резерве, -- на случай прорыва фронта русскими.

        -- Нам предстоят серьезные испытания, господин генерал.

        Не понравился Конраду Штельмаху доклад начальника штаба, скребануло уши недопустимое выражение типа "родное небо" -- небо у  всех одно, но человек с желтым  лицом,  выгоревшими  бровями,  облезлый,    обезжиренный,  с    нервно суетившимися  руками,  с изношенными  гусеницами витого  погона, не желающий смотреть      в    глаза,    не    напускал    голубого    тумана,    не    занимался очковтирательством.

        Откуда же,  откуда взялись такие силы у русских? Ведь не раз и не два в сводках вермахта и докладах фюреру сообщалось, что  русские  в прах разбиты, что  армия их взята в плен, ресурсы  исчерпаны, уголь и руда в наших  руках, еще  одно  усилие,  один нажим -- и  этот деморализованный сброд, называемый Красной Армией, будет уничтожен...

        Но вот  начальник штаба  его дивизии,  навидавшийся и натерпевшийся  на Восточном фронте всякого,  сделав общий обзор положения на вверенном дивизии участке фронта, откинув голову, печально прикрыл глаза:

        --  Хотя  полных  сведений  с  левобережья  еще  не  поступило,  данные воздушной    разведки    подтверждают  --  сил  для  очередного    прорыва  там достаточно.

        Генерал  молча и пристально вглядывался в  своего  начальника штаба: не очень  тщательно выбритое  костлявое  лицо  как  бы обнажилось  под  тонкой, изношенной  кожей;  глаза  его словно углем  обведены --  как  же устал этот человек!

        -- Вы хотите сказать, подполковник Кюнер, дела наши...

        --  Я ничего не  хочу сказать.  Я докладываю,  --  как бы  проснувшись, собирая со  стола бумаги, произнес начальник штаба. -- И предостерегаю,  гер генерал, нужно  беречь  силы  -- за прошедший день  мы понесли  неоправданно большие потери.  Положение  противника отчаянное, продукты к нему  почти  не поступают,  и нужно, я  полагаю, не  атаковать  противника  в лоб, но,  если противник  позволит,  отрезать  его  от  реки,  уничтожать  все,  что  может плавать...  Через очень  короткое время русские или вымрут,  или перейдут  в плен...--  И  не  удержался, все-таки сказал в  лицо своему генералу то, что бродило, ползало по окопам: -- Здесь не Африка, гер генерал.  Здесь красивой войны не получилось.  Здесь  обе стороны бьются  насмерть,  и  все  средства хороши, коли они ведут к успеху,  чего, к сожалению, не понимал покойный фон Либих, пытавшийся воевать комфортабельно и даже гуманно.

        "Да он же дерзит!"  -- надо  бы осадить этого, серыми жилами опутанного по  лбу,  даже  по  полуоблезлой  голове, полковника.  Но  тот, не дожидаясь продолжения  беседы на  отвлеченные темы, повторил, что  теми  силами, какие есть  в дивизии, вести планомерное  наступление невозможно.  Для наступления нужны подкрепления. Но их не дадут, потому как затеваемая русскими переправа через реку -- не последняя. Новокриницкий плацдарм, операция, теперь  это уж ясно,  вспомогательная -- отвлекающий удар.  Если бы удалось русским развить операцию, они, возможно,  и  перешли бы в общее наступление на правобережье. Но не получилось. Может, и новый удар не получится.

        -- Но... пока мы  топчемся

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту