Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

176

падают  они  кто где, сраженные  сном, -- до политики ли им сейчас, до шелком ли шелестящего красного знамени?

        Успокаивались, приводили себя в порядок, умывались, готовились к  ужину и  на  противной    стороне.  Генерал  Конрад  Штельмах,  назначенный  вместо старикашки фон  Либиха,  давал понять русским, что  прибыл  сюда не  семечки лузгать, как  здесь  говорят,  а  воевать, и,  хотя в  этот его первый  день присутствия в дивизии ощутимого перевеса  не принес  -- русские  сражались с отчаянием    висельников,  активность  его    войск  была  пусть  и  не  очень результативна, но похвальна. Он уже  отметил  одобрительным отзывом действия минометной роты, работавшей без  передышки, результативную  атаку отдельного батальона, которым командовал  майор  Пауль Шредер. Батальон  понес  большие потери, нуждается  в  пополнении,  но  пока  и  наличными  силами  действует эффективно. Хорошо работала авиация, слава и благодарность асам Геринга. Фон Либих,  еще  в  империалистическую  войну  привыкший  воевать    неторопливо, запустил  дела,  давая войскам вовремя обедать,  себе позволял иметь часовой отдых после обеда,  иначе  голова  его отказывалась соображать. Во вверенной ему  дивизии есть случаи неподчинения,  дезертирства, самострелы  появились, причем  количество  их с прошлой зимы увеличилось.  Новый  командир  дивизии требовал подкреплений,  увеличения  огневой поддержки с тем, чтобы  сделать, наконец, этот  давно обещанный "буль-буль!" русским. Но подкреплений дивизии не дают, более того, спешно сняли -- для переброски на другие направления -- полк истребительных орудий, увели роту  самоходок, находившихся в резерве, и оба  эсэсовских изрядно поредевших батальона. И вообще  командующий  группой войск дал понять  по  радиосвязи --  отныне  без  его ведома  и распоряжения резервы не трогать.

        Подавляя  в  себе  раздражение,  недовольный  тем,  что  ему    не  дают развернуться,  что всегда  эти фоны-моны,  повылазившие  в чины из штабов  и родовых имений, затирают выдвиженцев фюрера, добывших  себе звания и награды в сражениях, новый командир дивизии Конрад Штельмах  решил  все же атаковать русских и отбить  у них на  первый случай хотя бы высоту  Сто,  так постыдно оставленную и давшую много преимуществ противнику.

        К  удивлению  Конрада  Штельмаха отдельные  подразделения вверенной ему дивизии  особого  рвения и  тем  более  радости по  случаю  прибытия  нового командующего  аж  из  Африки не  проявили.  Получив  приказ  о  наступлении, командиры двух эсэсовских батальонов, по войсковому положению приравненные к командирам  полков, вести наступательные  действия отказались, сославшись на особые инструкции о передислокации, полученные ими от высокого командования. Весь  день  они  проболтались без дела, точнее говоря,  проспали на запасных позициях. А будь они, эти батальоны, в действии, купаться бы русским в реке, принимать общую освежающую ванну.

        Воевавший в  Африке ни  шатко ни валко: оклемаются  англичане,  соберут силенки  -- он их расколошматит, отгонит в  пески пустынь  и опять  спокойно устраивает  смотры,  попивает кофе в  прибрежных виллах  Средиземноморья  -- Конрад  Штельмах  жаждал  доказать своими  успехами  в  России,  что  талант полководца  всюду  может  иметь  преимущества  перед    чахлой  бездарностью. Начальник  штаба дивизии,  привыкший,  как  видно, быть  полным  хозяином  в дивизии при ленивом и  вялом  старикашке фон Либихе,  деловито докладывая об итогах  прошедшего  дня, охладил пыл нового  командира дивизии  и  еще более обескуражил  данными разведки: у  противника артиллерии  намного  больше,  и стоит шевельнуться  немецким частям,  как начинается,  по-солдатски  говоря, благословение,  на  головы  и  без того усталых  солдат обрушивается залп за залпом.

        Еще до  Сталинграда  авиация  противника  отвечала ударом на удар,  над плацдармом же советская авиация и количественно,  и качественно  превосходит геринговскую, прежде  всего  бомбардировочная. Ю-87,  устаревший, допотопный самолет, сеющий бомбы, опять же по-солдатски  говоря, черт знает куда, порой на  свои  же окопы,  не  может  уйти  от  маневренных  истребителей советов. Зенитная  артиллерия и истребители  уже выбили  половину,  если  не  больше, эскадрилий бомбардиров-

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту