Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

158

и вытворять нечего, антикипин, в  который  входит  каустическая  сода  и  дубовая кора, даже  не воровали -- никуда сей  химический элемент  непригоден. Может,  котел  хотел взорвать  работяга? При  выходе  из депо,  через деповские ворота  локомотив выпускал пар пеногасителем, и тут бы машине взорваться, но бдительные органы не допустили того  чудовищного  акта, целый  выводок  деповских  деятелей  и работяг загребли  и  немедля расстреляли за  военным  городком, возле скотом отоптанной  речушки  Бадалык. В семье котельщика  Зыкова  велись одни девки, четыре штуки, да еще  пятая  женщина  -- мать, Авдотья Матвеевна. Верховская родом,  значит, с богатых верховьев Енисея, -- она вместе с молодым мужем на плоту  приплыла в краевой город в поисках работы в начале двадцатых годов, и после долгой маяты молодой  муж был взят на работу распоследней категории -- мойщик    котлов.  Лишь    обретя    опыт,  одолел  Зыков    следующую    ступень квалификации, стал ремонтником тех же котлов.  Может, и до слесаря  высокого разряда дошел бы, но не сулил Бог мужику  продвижения по службе, Он вообще к русскому    мужику  строговато  относится  --  чуть    русский    мужик  начнет жизнеустройство, чуть взнимется в гору -- бац ему подножку и -- в яму его.

        Ни в  железнодорожном  поселке, ни  в  самом  депо, ни  тем более среди населения  железнодорожного  барака  номер четырнадцать никто,  конечно,  не верил,  что    вредителем  мог  быть  зачуханный    котельщик  Зыков,  никакой материальной, тем  более  идейной ответственности не несущий. Мечту  в жизни имел  он только одну -- сделать своей Авдотье парнишку,  потому как  девок в депо  на  работу  не берут -- нет  там подходящей для них  профессии. Его  и хватило-то на  решение лишь  единственной дерзкой  задачи  -- напившись,  по подсказке  врача  Порфирь  Данилыча, жившего  с  семьей  в соседней комнате, назвать новорожденную  девку именем Нелли. Впилось это имя, в какой-то книге вычитанное  или  в  песне услышанное,  в башку  крестного отца,  клещами  не выдирается. Уж и поплакала жена: "Нарекли девку яманным  именем!" (яманами в Сибири зовут коз.) И  уж поизводили дочь котельщика в школе  и на улице  под названием Индустриальная. Но  после гибели отца времена пошли суровые, обиды запоминать часу  недоставало. Девок, что крепче телом, Надьку и Нельку, мать из школы  забрала,  запихала их в огород. Зинка, самая старшая  из  дочерей, рано поступившая на завод, держалась от семьи  на отлете. И поныне у Зыковых за путями, на склоне горы Николаевской,  тот огород -- беда и выручка семьи. Лет  пять  возили девки перегной на тачке,  назем --  на  санках  из поселка Базаиха, что за рекой,  --  там материна сестра жила, корову держала. Возят, возят, нарастят рожалый  слой земли на крутом склоне, а  его смоет ливнем  в одночасье. Научила нужда, построили огород ступенчато,  измученная городская земля безотказно кормит зыковское семейство овощью. "Горшок из-под девок еле подымешь", -- говаривала матушка, дай ей Бог не убавиться здоровьем.

        Авдотья  Матвеевна еще  и подторговывала  у  поездов; редиской,  луком, укропчиком, картошки вареной с груздями вынесет либо вареники. Сама  хозяйка была  неграмотная, и  в  ней, как и  во многих  русских отсталых бабах, жила неистребимая  мечта:  во что  бы  то ни  стало  хоть одну  девку  вывести  в настоящие, в культурные люди. Ради осуществления этой затеи не щадила она ни себя, ни девок. Конечно, по деревенским активисткам Авдотья Матвеевна видела -- бабе грамота  и лишняя  умственность вредна, от нее разлад в  голове и  в бабьем организме. Но младшеньку-то, Гальку, все-таки  хорошо бы до института довести иль хоть до техникума,  мастерицей бы швейной сделалась она, всех бы Зыковых обшивала и себе белый  хлеб  добывала.  За ради карьеры  младшенькой дочери мать готова  была до костей уездить старшенькую -- очень  уж нежная у них  младшенькая,  белокуренькая,  в  школе отличница,  в  пионерлагерях  -- активистка, ее на слеты, на соревнования  разные посылают, несмотря что дочь врага  народа. Хиленькая с виду, но хитренькая, Галка без мыла залазила куда надобно, еще в  школе  записалась в  кружок  кройки  и шитья. Старшие  девки земляной и грязной работой Галку не неволили, ворочали сами -- ничего с ними не станется,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту