Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

135

Всем  в  укрытие.  У кого укрытия нет -- спрятаться.

        Шорохов,  уже  перенесший  свой    телефон  с  берега  в  уютную  ячейку наблюдателей, сидел  на  ящике,  качался,  закрыв  глаза, монотонно  напевая коронную свою песню:

        "Дунька, Гранька и Танька коса -- поломаны  целки, подбиты глаза..." -- в песне этой менялись  только имена героинь, но дух и пафос песни оставались неизменными.

        Боровиков  с Булдаковым --  лейтенант не  хотел больше  никого  брать с собой --  перерезали немецкий  провод, нарядной вышивкой вьющийся  по белому песочку, по травке,  под кустиками смородины, и стали ждать.  Булдаков начал было щипать со смородинника ягоды, сохранившиеся  на низеньких ветвях, серые от дыма и пыли, командир помаячил ему: "Нельзя!"

        Время замедлилось. Они снова услышали, что вокруг идет война, клокочет, можно сказать. В  пойму речки Черевинки залетают мины и  снаряды, то по одну сторону  Черевинки, то  по другую, словно куропатки  стайками фыркают, клюют землю пули,  и  все  же после  переправы,  непременного  обстрела, бомбежек, вообще  всяческой смуты  на  берегу,  пойма  речки  с ее  зарослями, шумящей водичкой  и  деревами,  не    везде  еще  срубленными,  однако  почти    всюду поврежденными, казалась райским местом, тянуло в зевоту, в сон.

        "Ша!" -- выдохнул бывалый ходок Булдаков и  надавил на спину лейтенанта Боровикова, лежавшего рядом, в кустах.  По связи, пропуская провод в кулаке, бодро  бежал плотненький  немец  в сапогах,  за  широкими раструбами которых заткнут  рожок,  полный патронов,  за  спиной, побрякивая о ствол  автомата, болтался  заземлитель, на боку ящичек телефона в кожаном чехле с застегнутой крышкой,  на  серо-зеленом,  чисто  вычищенном  мундире  связиста  виднелись нашивки  за  тяжелое  ранение, детской игрушечкой трепыхалась,  взблескивала маленькая, вроде бы оловянная медалька -- орден мороженого мяса -- так звали ее немцы после Сталинграда.

        Найдя обрыв и выругавшись, немецкий связист  вынул из висевшей на поясе сумочки  кривой связистский ножик, насвистывая, начал зачищать провод. В это время из-за  спины  протянулась лапища -- "Дай!"  -- и  нож отобрали,  с шеи невежливо, почти уронив хозяина, сорвали автомат.

        -- Вас ист дас?! (Что такое?!) -- увидев перед собою русского офицера и солдата,  пристально разглядывающего кривой нож, --  такого Булдаков  еще не видел, -- немец начал проваливаться куда-то.

        -- Вас ист дас?!  (Что  такое?!) --  залепетал  он. Но русский  громила грубо его толкнул, показывая дулом трофейного автомата -- вперед!

        Увидев компанию во главе с лейтенантом Боровиковым,  майор Зарубин, как бы    от  нечего  делать    околачивавшийся    возле    блиндажа,  почти  весело скомандовал:

        -- Всем из укрытий! Заниматься делом! Окапываться!

        Увидев  отовсюду  высунувшихся  русских,  затем  и  убитых  немцев  под кустами, Вальтер сейчас  только до конца осознал весь ужас происходящего: он в  плену!  А тут  еще  сверху,  из  наблюдательной  ячейки, хищным  коршуном свалился солдат,  намереваясь обшмонать пленного,  но,  обнаружив поблизости лейтенанта и майора, притормозил  и со зла пнул  немца под зад так, что  тот сделал пробежку по стоптанному проходу разоренного снаружи блиндажа.

        -- Вас ляйстэн зи зих? (Как вы смеете?)

        Шорохов сделал вид, что ничего не понимал ни по-немецки, ни  по-русски. Привычный к  блатной среде  и к "фене", речь нормальную, человеческую  он не особо  ясно  уже воспринимал, но  чаще придуривался,  что  ни по  какому  не понимает.  Погрозив немцу  пальцем, Шорохов щелкнул языком,  будто  раздавил грецкий орех.

        -- Понял, фрайерюга?

        Вальтер чего-то понял, чего-то не успел еще понять, озираясь,  поспешил в блиндаж. Увидев отступившего в сторону офицера, громко выкрикнул:

        -- Их протэстирэ! (Я протестую!)

        Ничего ему на это не ответив,  майор шагнул  следом  в блиндаж и, держа ладонь на боку, на ходу еще заговорил по-немецки:

        -- Зи зинд дэр нахрихтенман. Вир виссэн аллес, вас вир браухен. Ман мус нур айниге момэнтэн генауэр фасэн. Ихь ратэ инэн алес эрлих цу эрцэлен.  (Вы -- связист.  Все, что  надо, мы  знаем. Нужно  уточнить лишь детали. Советую говорить все честно.)

        Вальтер не успел удивиться или чего-нибудь ответить, потому  как увидел

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту