Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

131

ноги,  лежал  обер-лейтенант Болов  с  уже  вывернутыми  карманами,  под ним все  темнее делался песок от загустевшей крови. В светлых волосах уже  рылись, хмелели от крови, увязая в ней, муравьи. Зигфрид не мог оторвать взгляда от убитого обер-лейтенанта, но он хотел  жить,  очень  хотел и,  облизав  высохшие  губы, продолжил треп со штабным телефонистом.

        -- Нун унд вас махт  эр нох? Ди шлахт, ди вайбэн, шнапс -- дас ист  дас лебэн дэс эхтэс кригэрс. (Ну, а что же ему еще делать? Битва, бабы, шнапс -- это и есть жизнь настоящего воина.)

        --  Нун гут. Гей, мах дайнэ захэн, фертих, дайнэ  штимэ цитэрт абэр фон дэр юберанштрэнгунк. (Ну, ладно, иди доделай свои дела! -- бодро посоветовал Зигфриду штабной сязист, -- а то у тебя от натуги даже голос дрожит.)

        Майор поднял руку, будто притормозил ею чего-то.

        Зигфрид Вольф послушно положил трубку на дужки аппарата.

        -- Та-ак, -- облегченно выдохнул майор. --  Одно дело сделано.  Теперь, братцы, уберите  трупы и связь,  нашу  аховую связь, сюда, ко мне. И  бегом, бегом!

        Под  ногами,  под  срезом  почти  уже  осыпавшихся,  растолченных  нар, заваленных  мелкими  кустами  и  застеленных  байковыми  одеялами,  валялось всяческое  житейское  добро.    В  мусор  втоптаны    рассыпавшиеся    открытки обер-лейтенанта Болова. Вернувшись из села Великие Криницы крепко  выпившим, командир батареи  всех  распушил,  но,  добавив  перед  обедом и с аппетитом пообедав, впал  в благодушие и, как настоящий фронтовой товарищ,  выбросил в отверстие к  наблюдателям сумочку с остатками добавочного офицерского пайка, полученного  на батарее, --  на этот  раз  паек  был богатый: прессованные с сахаром  грецкие  орехи,  упаковка  охотничьих  колбасок, печенье,  шоколад, вяленые финики,  галеты -- слуги  фюрера  задабривали бойцов оборонительного вала, чтобы знали они и помнили, что отец их  и  товарищ по партии неусыпно, постоянно  заботится  о них.  Валяясь на  нарах,  покуривая,  обер-лейтенант рассматривал выразительные снимки, потешаясь над Зигфридом Вольфом, объяснял юноше,  где,  чего  и как  у  баб находится  и  как к этим  богатствам  надо подступать. Когда произошел налет, Болов швырнул снимки на землю и  метнулся к столику, над которым висел на палке, вбитой в  земляную стену,  его пояс с пистолетом. Дальше Зигфрид  Вольф ничего не  помнил. Дальше была  входящая в блиндаж  смерть,  глядящая  на  него  будто  в жидкую  известку  обмакнутым, обожженным  кончиком  ствола  автомата. Никогда-никогда  не  забудет Зигфрид Вольф черным жаром смерти дышащего зрака.

        --  Позовите ко  мне Боровикова!  -- приказал майор.  Булдаков принялся поить Финифатьева  из  фляги.  Сержант  запричмокивал, зашлепал губами,  как теленок, вот и голос опять подал:

        -- Водочка  так к разу.  Он  меня  штыком пазганул. А что как зараженье крови? -- И тут же  перешел  на отеческий тон. -- Ты бы поел чего, Олеха. От их обеда осталось... Чужо все, погано, да че поделаш-то?

        -- Заговорил, -- обрадовался Булдаков, --  жив, стало быть, вологодский мужик, жив!..

        Шорохов, не переставая жевать,  поднял из-под ног  затоптанные  снимки, расправив один, держа руку на отлете, будто козырную карту, осклабился:

        --  Во  че вытворят  фриц! Во  жись, так  жись!..  Майор бросил быстрый взгляд в сторону сержанта и  друга его  закадычного, махнул  рукой Шорохову, чтоб убирался, -- времени на пустые разговоры не было, отвлекаться недосуг.

        --  Заг маль, весэн  бештэлен  ан дэр хехэ  хундерт зинд?  (Скажите, -- спросил он тихо у Зигфрида  Вольфа, -- чьи наб- людательные пункты на высоте Сто?)

        -- Дэр штабсдивизион  унт дэр  цвайэн безондэрэн эсэсбатальонен. (Штаба дивизии и двух отдельных эсэсовских батальонов.)

        -- Во ист ди штабсдивизион, унд вэр фюрт дорт? (Где сам штаб дивизии, и кто ею командует?)

        -- Ихь вайс нихт, во дэр  штаб дэр дивизион ист. -- Ихь вайс вених, ихь люгэ нихт,  херр официр. Ихь хабэ ам телефон гехерт: генераль фон Либих.  (Я не знаю, где штаб  дивизии, -- послушно  и торопливо заговорил пленный. -- Я мало  чего знаю.  Я не лгу,  господин офицер.  Слышал  по  телефону: генерал Либих.)

        -- Гут! Гут, -- кивнул головой майор.  -- И на том  спасибо, -- добавил он по-русски. А про себя усмехнулся;

        "Вот  истинный

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту