Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

111

уменьшится,  и  приказал  выбросить  за  борт освободившу- юся катушку.

        -- А як же ж отчитываться?

        --  Сказано! -- рыкнул Лешка,  и хозяйственный мужик Ягор  с сожалением кинул железяку за борт.

        Метров еще двести-триста и лодка попадет в "мертвую зону",  под укрытие яра. "Неужто  проплывем?" --  боясь громко радоваться, обнадежился Лешка. Но за  изредившимся туманом, на чуть обозначившемся берегу,  высоком  и  голом, который кто-то из глубинных россиян назвал  точно --  слудой, над  одним  из оврагов дрогнула  вспышка,  соплею  выкинуло  дымок.  "Неужто  по  нам?"  -- втягивая голову в плечи, не  переставая работать веслом, насторожился Лешка. Мина плюхнулась неподалеку, и не успело еще выбросить взрывом холодный ворох воды  и окатить гребцов,  как  замелькали вспышки над  парящим берегом,  над слудой  этой  постылой,  запело,  заныло  над  головами  связистов,  струями визгливых пуль взблинило поверхность воды. Яков с Ягором упали на дно лодки, схватились друг за дружку.

        -- Грести! Грести-ы-ы! -- вопил Лешка,  цепляя  запятниками  ботинок за ботинок. --  Ребята! Ребя-а-а-ата-а! -- уже не  орал, уже выламывал  из себя голос Лешка. Он еще пытался своим  веслом, гнущимся  в  шейке, гнать тяжелую лодку вперед. Вспомнил про автомат, дал очередь над головами связистов.  Они расцепились, качнули лодку, в которой плавала, звонко билась  о борт  банка, загнутая что совок, и, красно змеясь, в  петли, в круги, в бухту, сматывался за бортом в воде и в лодке провод, в котором ногами запутался Ягор.

        -- Застрелю-уу-ууу!

        -- А,  Божечка! А, Божечка!.. -- Яков хватал  выскальзыва- ющие  из рук весла.

        -- Черпай! Черпай! Греби-и!  -- уже визжал Лешка, тыча веслом  в Ягора, который  снова выронил  банку,  налимом хлюпался в воде, скользил по  лодке, гоняясь за банкой, вылавливая  ее.  --  Сапогом!  Сапоги-ы-ы-ы! --  Ягор  не понимал. -- Сапогом, сапогом отчерпывай!

        -- Яким сапогом?

        Лешка ударил его веслом:

        -- Сапогом, остолоп! Своим сапогом! -- Видать, угодил  Лешка  веслом  в голову  связиста,  и худо угодил. Беспомощно раскинув руки,  Ягор поплыл  по корыту, ткнулся в ноги напарника.

        -- Ягор!  А,  Ягор! Ти...  тебя вбило? --  бросив  весла, Яков  пытался приподнять барахтающегося  в воде  товарища. "Все! Теперь все!" -- опадая  в себе, уже бессильно опустил весло Лешка. Проводом,  захлестнувшимся на ноге, Ягора потянуло за борт. "Теперь вот в самом деле все!"

        Наполненная водой лодка кренилась на  правый борт. Лешка налег на левый борт, пытаясь выровнять крен, хотел еще  сказать, и как можно спокойнее: "Вы уйметесь?!",  --  и  не  успел.  С  заглотом,  чмокнув,  возле  борта  лодки плюхнулись мины,  выбросив слитым  воедино  взрывом сноп  воды. Захлестнутую лодку шатнуло. Черпнув бортом, она зависла  на секунду в  нерешительности на ребре и со стариковским кряхтеньем, хлюпаньем, бормотаньем  и скрипом начала перевертываться. И  чем круче зависала  лодка, вытряхивая с громом  за  борт катушку,    телефонный  аппарат,  банку,  весла,  людей,    тем  она  делалась поворотливей, шустрее. Опрокинулась же посудина вовсе резко. Как бы выпустив из себя дух, громко ахнула пустым нутром об воду и успокоение поплыла кверху изопрелым, дряблым дном, будто старая  кляча,  освободившись  от непосильной работы  и  груза, причмокивая  бортами, она  довольнехонько покачивалась  на волнах и волнушках от кипящих взрывов.

        Бывший наизготове, Лешка успел оттолкнуться  ногами от  лодки.  Вода не покрыла  его с головой, лишь холодом, словно  тонкой  струной,  резанула  по груди. Привыкший купаться на Оби  еще  в  забереге и булькаться  все  лето в воде, чуть прогретой на мели, Лешка  не  испугался холодной  воды, не впал в панику  от первого,  разящего ее удара.  Всадив пальцы в лункой выгнившую со дна кокору,  держась за корму лодки, Лешка искал глазами своих связчиков. Их нигде не было видно. Вцепившись в борт лодки, до конца держались они за нее, если их ударило бортом, оглушило -- тогда все,  тогда конец. Но они, однако, могли  попасть  и  под  лодку.  Очутившись  во тьме,  меж  водой  и  днищем, непременно решат они, что находятся уже на  том  свете. Лешка,  как и всякий рисковый житель,  возросший  возле  реки, не раз тонул в родной Оби, бывал в

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту