Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

105

Зарубин же всячески начальника связи защищал. Велел ему без  крайней надобности не появляться на глаза начальству, что тот  охотно исполнял,  пропадая в походной мастерской, где  среди  проводов,  аккумуляторов,  паяльников,  гаек,  болтов и  разного другого железа он и спал,  но спал  мало, ругался и гонял связистов. Чего-то сваривал, паял, клепал, по  личной инициативе  собирал  спаренную пулеметную немецкую  установку -- для защиты  штаба и однажды на глазах  у всех  подшиб вражеский  самолет -- все видели, как  самолет, низко летевший  с  бомбежки, громыхнулся  в  кукурузу  и  загорелся.  Как  ни  кривился  комполка Вяткин, пришлось ему Одинца представлять  к  ордену "Отечественной войны",  которого сам комполка не  имел. Одинец  же получил третий  орден и  повышение в чине, сделался капитаном, но, привыкнув к  званию старшего  лейтенанта,  долго  на новое звание не реагировал. И вот связь, налаженная под руководством Одинца, и, более того,  его же  руками  намотанная, лежала  на  дне  реки, работала, другие же линии постепенно угасли.  Узнав, что майор Зарубин  ранен, капитан Одинец не очень уверенно предложил:

        -- Может, мне к вам переправиться?

        -- Сидите  уж, где положено! -- раздраженно буркнул Зарубин  и,  тут же успокаивая человека, добавил: -- Вы там нужнее.

        Радение Одинца, его умение, ценный талант нежданно- негаданно коснулись судьбы связиста  Шестакова. Он  после тяжкой  ночи каменно  спал в  земляной норке, когда его задергали за ботинок так, что чуть не разули.

        -- Что такое?

        -- К майору. Бегом!

        Разумеется, бегом  Лешка не бежал,  потянулся,  позевал и  засунулся  в выемку,  сделанную наподобие звериного логова, снаружи  завешенную  лоскутом брезента. Майор, совсем пожухлый лицом, полулежал возле телефона.

        -- Вам звонят. -- Сказал и протянул Лешке трубку.

        -- Мне?! -- поразился Лешка. -- Кто мне  может звонить?  Корешки с того берега не посмеют занимать телефон. Может, капитан Щусь?..

        -- Вам, вам, -- кивком головы подтвердил майор.

        -- Лешка! Ой, тоись, Шестаков слушает, -- неуверенно произнес Лешка.

        От дальности напрягшийся, незнакомый  голос, перекры- вающий скрип, шум и писк индукции, произнес:

        -- Товарищ Шестаков!  С  вами говорит  начальник  связи штаба  большого хозяйства. -- Дальше сообщались звание, фамилия, но Лешка их не запомнил. -- Вы меня слышите?

        -- Шестаков! Ты где там? -- ворвался  на линию заполошный голос Одинца, но уж без "эхомать".

        -- Да здесь я, здесь, у телефона. Что случилось-то?

        -- Да ничего у нас не случилось, -- рассмеялся далекий начальник связи. -- Слушайте меня внимательно. Командующий  хозяйством, вы  его лично знаете? -- Лешка  ничего не знал о  командующем какого-то хозяйства и  видел  ли его хоть раз,  вспомнить  затруднился,  но согласно  кивнул головой,  как  будто человек  на другом конце  провода  мог его увидеть. -- Так вот,  командующий просил передать лично вам благодарность за тот подвиг, который вы совершили, переправив связь...

        "Ну, это  уж ты,  дядя, загибаешь! -- усмехнулся Лешка. --  Что-то тебе надо от меня, вот подмазываешь салазки..."

        -- ...Он также поручает вам переправить связь...

        --  Какую  еще  связь?  --  испуганно  переспросил  Лешка  и  явственно почувствовал, как у него кольнуло и заныло в животе иль близ его.

        -- Нашу, нашу!  --  продув трубку, кричал далекий человек -- начальник. -- Вы меня поняли? Вы меня слышите?

        -- Ты понял? Ты слышишь, Шестаков? -- снова объявился Одинец.

        -- Слышу.

        --  Я понимаю.  Все  понимаю...  трудно. Но надо.  Одна лишь ваша линия эксплуатируется. Этого мало для развития  операции, слишком мало, -- он  еще что-то  говорил  и  в заключение "по  секрету" выдал: -- Лично  ходатайствую "Звезду".

        Быстро-быстро вращалась, трепыхалась мысль, только бы ее не услыхали по проводу, не ощутили бы, как  она катается под  потной солдатской пилоткой, с какого-то  утопленника доставшейся, бьется в углы  черепа и  никак в лузу не попадает:  "Рассветает  же!  День! Сказать, лодку  разбило.  Нет лодки! Нету этого несчастного корыта! Кто  узнает?  Оттолкну. Унесет  к чертям. Проверь, попробуй!.."

        --  Шестаков!    Шестаков!  --  опять  завелся  Одинец.  --  Ты  шо,  не выспался?..

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту