Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

86

понял  Коля Рындин  и принялся крушить кулаками  направо и  налево, все продолжая  звать Леху Булдакова.

        -- Тут я, тут!

        -- Бей! -- удушенно захрипел Коля.

        Булдаков собрался  крикнуть: "Котелки у  меня!",  --  и  даже  протянул посудины, чтоб показать Коле, -- полны  каши котелки-то,  но  тут же кинул в сторону  звякнувшую  посуду  и  бросился на помощь  товарищу,  выхватывая из кармана "лимонку", чтобы использовать ее  вместо камня, и  первым  же ударом достал кого-то. Немцы не стали дожидаться, когда  их  самих возьмут  в плен, давай деру  от русских позиций. Разъяренный до последнего градуса,  Булдаков подскочил к своему  ровику, вырвал у Финифатьева автомат  и полоснул длинной очередью  вослед  вражьим  лазутчикам. Тут  же  вся  боевая  отечественность застреляла со  всех сторон  и  во все стороны. Леха  задернул Колю Рындина в ячейку, прижавшись друг к дружке и к земле, они все трое лежали и не дышали, пока не  унялась  пальба.  Один станковый пулемет на  фланге  роты, в  самом исходе траншеи, никак  не унимался, строчил и  строчил по врагу, ждали, чтоб заело, --  патроны нового образца, с медной наваркой, у них  часто  отлетают жопки, трубочка остается в стволе -- выковыривай ее пальцем оттудова. Но вот когда надо -- не заедает, а когда не надо -- заедает.

        Примчались из роты Щусь и Барышников со взведенными пистолетами.

        -- Че у вас тут?

        -- Колю в плен брали!

        -- Взяли?

        -- Хуеньки! -- первый раз в жизни выразился Коля Рындин сквозь плач.

        -- Сильно ранен? -- осветил фонариком тесный ровик командир роты.

        Коля Рындин  все  уливался  слезами,  но  укротил себя,  набрал ночного воздуху и добавил уже почти без плача, лишь всхлипывая:

        -- Ниче-оо.  Подкололи.  Подумаш.  У нас в Кужебаре на вечорках  аль на лесозаготовках вербованные шибче режутся.

        -- 0-ой, вояки! 0-ой, вояки!  --  качался на бровке окопа  ротный, -- с вами не соскучишься. Идти можешь?

        -- А куды? -- насторожился Коля Рындин.

        -- Куды, куды? В санроту.

        -- Да зачем она мне? Так засохнет.

        --    Схотели    сибиряка  голой  рукой...    --  гомонил  Леха  Булдаков, перевязывая и ободряя раненого товарища, -- своего пакета не жалел.

        Взводный  Яшкин, обшаривший  с  бойцами  окрестности,  забросил  в  ход сообщения  немца, извалявшегося  в песке и  в  снегу. Полную горсть красного песку держал он у рта, но кровь текла между сжатыми пальцами за рукав. Немец пытался  чего-то  выбубнить  зажатым ртом.  "Гитлер,  капут!"  --  разобрали наконец русские.

        --  Ни-чего ты его, Николаша, обиходил! -- покрутил головой заместитель комроты Барышников.

        -- Тут уж, хочешь не  хочешь, надо человека к награде представлять!  -- ввернул слово Булдаков.

        -- Я вот  вас представлю!.. Я вот вас представлю! -- шипел  в отдалении Щусь, -- вы, засранцы,  мою  кровь скоро допьете! Всю! В  Бердске не допили, здесь уж вылакаете до капли.

        --  Дак че  сделаш? Така уж твоя планида! --  успокоил Щуся Финифатьев, помогавший  Булдакову с перевязкой.  Узнав о загубленных каше и  чае, ротный старшина Бикбулатов лично примчал героям на передовую полведра каши, куда по своей собственной  инициативе вывалил две банки тушонки и умял варево чистым полешком.  Водочки  тоже прихватить  догадался -- человек  он  был не только находчивый, но и пьющий, понимал, что к чему.

        Выпили командиры и бойцы, даже Коля Рындин, переставши наконец плакать, впал во  грех,  перекрестясь,  оскоромился и утих в  углублении  ровика. Его прикинули  снятыми  с  себя шинелями  Булдаков  и  Финифатьев.  Коля Рындин, затяжно  всхлипнув,  осторожно  захрапел.  "Нарошно  ведь,  нарошно  храпит, уворотень, -- чтоб в санроту ночью не идти", -- ругался про себя Щусь.

        Барышников назначил  нового постового,  взяв  с него слово  под роковую сосну не укрываться. Как  только шаги командиров утихли, Коля Рындин в самом деле  уснул,  вжавшись  в косо копанную  стенку  ровика, но  всю ночь во сне младенчески обиженно вхлипывал.  Булдаков,  крепко выпив, впал  отчего-то  в мрачное настроение. "У  бар  бороды не бывает..."  -- бубнил и по-нехорошему прискребался к своему начальнику,  отчего,  мол, он, шкура, затаился? Почему не стрелял?

        --  В ково стрелять-то?  В ково? Он их,  фрицев-то,  на

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту