Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

84

тогда и  пойдешь. А сейчас можешь похрапеть.  Пужни,  пужни  врага. Фриц подумает -- новое у нас секретное оружие появилось и, глядишь, отступит...

        "О,  Господи!  --  послушно  устремляясь  на  ночлег, растрогался  Коля Рындин,  думая  о всех  своих товарищах по бердскому еще полку,  а о них  он думал теперь только с нежностью, только  как о родных братьях, в том числе и о Яшкине. -- Экую страсть пережил человек и все ишшо шутит. Вот она, сила-то партейная какая! Божью, конешно, не перегнет, но все жа..." -- На этом месте размышления Коли Рындина обрезало, плацдарм  огласил доселе  еще неслыханный рокот: из-за  пересечений и оврагов здешняя  местность считалась танково  не опасной, но все же войска по ту и по другую сторону фронта насторожились.

        В Сумской области, возле старого городища,  из доблестной  роты Щуся, с одного места, из-под развесистой сосны немцы утащили двух постовых.

        Щусь  затребовал  с кухни  надежного  бойца Колю  Рындина и сказал ему, чтобы он как следует выспался и с полночи заступал на пост:

        -- Хватит врагу умыкать советских героев,  умеющих  стойко держаться на допросах после того, как выспятся на посту.

        --  Дак, поди-ко, в третий-то  раз и не придут? -- вслух размыслил Коля Рындин.

        -- Во-во! -- вскипел ротный. -- На  это и  расчет у  немца.  Попробуй у меня усни!..

        -- Да не, коды я  спал? В помешшэнье, если после работы, на посту зачем же спать?

        Неподалеку от поста Коли Рындина, в ровике боевого  охранения, томилась неразлучная пара  -- Финифатьев с Лехой Булдаковым. Коля  сказал  Булдакову, чтобы  он  шел за ужином. Повар-сволочь нарочно волынку тянул, нарочно кухню не топил,  ничего не варил --  не управляюсь, мол, без  помощника и все тут, подыхайте  с голоду,  коли забрали подручного.  Это  чтобы  Колю Рындина ему вернули,  он  бы    лежал  кверху    пузом    либо  пьянствовал    со  старшиной Бикбулатовым, а вкалывал бы за него помощник.

        Ровик  боевого  охранения,  накрытый сосновыми  сучьями  и  присыпанный землей,  проламывали обувью  и  рушили  его  перекрытие  славяне, куда-то  и зачем-то бредущие. Один  воин вместе  с кровлей и сам обвалился  вниз.  Леха Булдаков, выкопав  налетчика  из-под  земли и  обломков,  спросил,  куда тот держит путь?

        "Картошку  варить", --  причина уважительная,  но  Леха все  же отвесил гостю  пинкаря,  чтоб  путь  знал,  не вилял по сторонам  -- и выбросил  его наверх. Кровлю  над  ровиком  починил.  Ход сообщения  из  ровика  в траншею начинал  копать  Финифатьев,  докапывал  его напарник, потому  что  сержанта вытребовали  на  партийное собрание. Финифатьев копал ход сообщения в полный рост, отпетый  филон и неистребимое трепло  Булдаков  свел  ход сообщения  к траншее  уже  по  колено глубиной. На ругань и претензии  начальника своего, вернувшегося с собрания, давил несокрушимой логикой:

        -- Ниче,  дед, ниче! Утопчется.  Вишь, какая тут  земля-то?  Выкопай  в рост, шшэль осыплется, труд зазря пропадет...

        Ушел вот забулдыга, уперся  без оружия по  лесу в глушь. Для обороны  у него  граната в кармане  под мошонкой болтается, не поймешь,  где че. Он ею, гранатой-то, еще и балуется:

        -- В случае чего, дед, я и себя, и врагов взорву!..

        -- А я куды жа?

        --  И тебя  взорву --  все  одно  без  меня  пропадешь.  Однако  боязно Финифатьеву без Булдакова и за Булдакова боязно.

        "Ох,  Олеха, Олеха!  Ох, обормот, обормот! На всю Сибирь,  видать, один такой. Много таких даже самая дикая  и крепкая природа не выдержит. Ушел вот с двумя котелками -- за кашей  и за чаем. И сгинул. Выпивку небось привезли, смекат  урвать чарку-другую сверх нормы.  А ежели  на  пути к кухне  жэнщина попадется  -- тогда  до свиданье-те  и фронт,  и война, хвост  распустит,  а другой  сердешнай в окопе загинайся, на  самой-то передовой-распередовой, на самой-то опушке лесу,  за  которой  нейтральная  зона,  враг вот  он, рядом. Дышит! Шарится! Тайное выведать норовит..."

        Вот  вроде бы  что-то пошевелилось  наверху,  зашуршало, потекла стылая земля. "Йя вот вам поброжу! Йя вот стрельну!.." -- хотел  пугнуть лазутчиков Финифатьев и воздержался: если свои -- могут  морду набить  --  не  мешай их планам,  если разведка  фрицевская --  может гранату  вниз булькнуть  -- ход

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту