Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

80

копаясь  в трофейной  да и в своей побитой технике. Для несведущего человека подразделение  это  бросовое, неизвестно для чего и существующее,  однако все полевые командиры, в  том числе  и комбриг,  очень даже  почтительны  к командиру  парковой  батареи, тому  самому  майору, что приезжал  за  пополнением  в  Тулу,  у  которого личность  спелее  не только минусинского, но  и украинского помидора. Командиры  батарей  --  те  просто пляшут  перед  майором-помидором,  готовы отдать,  подарить все,  вплоть  до хромовых сапог со своей  ноги, хромовые сапоги и для советского офицера, это все равно, что картуз для маршала. Разворотливые командиры батарей и в гости майора-помидора позовут, попотчуют, связистку  подежурить к  нему пошлют иль медсестру  --  срочную  перевязку  сделать.  В загашнике  у старшины батареи бутылек-другой редкостного  вина хранится, сальце  соленое, сальце копченое, кружок  колбасы,  консерва в плоской баночке --  "шпрот" называется, черешня алая, фрукт  раннеспелый. Командир батареи, если он  не дурак  и  старшина у него не промах, -- сами не съедят лакомства, на крайний случай сберегут.

        Увы, увы!  Майор-помидор в сапогах  не  нуждался, ни  в кожаных,  ни  в хромовых, ни в чем не нуждался. Все у него, как у персидского царя, есть. За холмами новоград-волынскими да смоленскими,  за болотами  белорусскими, подо Ржевом и  Вязьмой, под  Харьковом и Сталинградом осталась,  закатилась в ямы война простаков и ротозеев.  Случалось, ох, как часто  случалось; орудие  на прямую  наводку с  двумя-тремя  снарядами высунут, пулемет  с  одной лентой, автомат с неполным диском -- воюй, патриот, стой насмерть -- героем будешь.

        Ныне даже у грамотея и начетчика-командира четвертой батареи по машинам притырено десяток-другой снарядов, в деревянном ларе, где противогазы должны храниться, свинья засоленная лежит, не  хрюкает, мешки  с мукой,  с  просом, крупой-шрапнелью, в бочонке  водочка  побулькивает,  бидон  повидла, ящик  с сушеными  грушками, с яблочками, с перцем, с лавровым листом,  и дрожжи свои есть, и кофий,  и чай, и конфетки в коробочках -- на  родину надейся, да сам не плошай!

        Все  есть на  четвертой:  и  харч,  и  запчасти,  и  лекарства,  машина грузовая,  машина  легковая,  сверх  расписания и  сверх  всяких  лимитов  в хозяйстве  пасутся.  "Все  вокруг    колхозное,  все  вокруг  мое!"  Командир дивизиона, и комбриг, и всякая наблюдающая за порядком строгая челядь знают, что батареи прут вперед на  запад крепко,  по-боевому заряженные, морально и патриотически подкованные. Комбриг, если он не зря  к делу приставлен, имеет соответственную должности сообразиловку, ни одну комиссию до передовой он не допустит,  ублажит  ее  своими  средствами в  отдалении  от боевых порядков. Смершевцев, особняков, партийных  чинодралов, всякую надзорную хевру комбриг должен чуять нюхом, слышать ухом, подбирать команду "по себе", давши понять, что не они, а он, комбриг, тут за все отвечает, с него, но не с них спрос, и если  они хотят, чтоб с него, а  не с  них голову  вместе с папахой снимали, нехай  держатся  за  его  широкой  хозяйской  спиной,  сладко кушают,  зелье попивают, мягко спят, с  девчонками  забавляются, песенки попевают, ансамбли организуют, газетки печатают, боевую агитацию ведут -- он никого не забудет, он кого нужно -- приструнит, кому надо -- по-отечески скажет: "Коли врать не умеешь, так не берись". Полный порядок в гвардейской артиллерийской бригаде, куда  попал воевать Феликс  Боярчик. Все при  деле, все у всех есть, потери, правда,  большие,  но    они  и    по  всему  фронту  немалые  --  война.  Вот "неоправданные потери"  -- с этим делом посложней, актики шелковой ниткой не сошьешь  да  в  штаб  фронта  не  пошлешь. Мозгой шевели,  выкручивайся.  По цепочке, снизу  вверх  мольба катится, по ступенькам сверху  вниз скачет  -- прыгает  ответ:  "А  мне  какое  дело?  Орудия  бросить  сумели?  Сумейте  и выкрутиться!.."

        Четвертая батарея  два  орудия списала. Командир парковой  батареи, дай ему  Бог здоровья,  помог, собрал  по  своим машинам  с утиль-сырьем стволы, щиты, станины  --  все  собрал, все сделал, за все отчитался  --  два  новых орудия на передовую едут -- батарею пополнить, но кустами забросано еще одно орудие,  таится, 

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту