Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

79

четвертой  батареи пистолет никогда  не обнажал. Он -- человек бывалый -- от границы отступал, трижды ранен был, четырежды, может, и больше состав  батареи  полностью  у него  менялся  --  люди, орудия.  Начинал он с сорокапяток,  прошел  семидесятишестимиллиметровую,  наконец вот  сподобился командовать батареей с новолучшими орудиями.  После  дристалок-сорокапяток и тявкалок-засовок,  возле  стодвадцатидвух- миллиметровых орудий вполне можно командиру батареи до победы дотянуть, и на тебе, судом-трибуналом грозят.

        Командир  четвертой  батареи  собрал  возле  себя  командиров взводов и орудий, выстроил их и спросил: "Все живы?" -- хотя и знал, что далеко не все живы.

        Походил перед своими командирами, держа руки за спиной.

        -- В общем и целом  ничего не хочу знать, но чтоб орудия были здесь! -- впечатал    он    каблук    сапога    в  землю.  Комбат-четыре  любил  приводить исторические  примеры,  а  по истории  выходило:  пушкарь-фитильщик  -- ныне наводчик, да и командиры  орудия, потерявшие  в бою  ствол  и уцелевшие  при этом, -- всегда сурово и справедливо наказывались в русском войске.

        Молодцы-артиллеристы  глядели и  глядели  до  ломоты в затылке на  свои понуро  опустившие  стволы орудия. Немцы  хорошо пристрелялись, минометами и пулеметами  повредили орудия,  в царапинах стволы и  станины,  в  оспинах, в белых наплывах колеса -- гусметик;  брошенные орудия молча взывали горестным своим видом вызволить  их.  Подойти  к орудиям  фрицы  не  позволяли. Вокруг орудий валялись уже десятки трупов. И тогда артиллеристы-трудяги прибегли  к испытанному способу: стали копать ходы к гаубицам, чтобы  уцепить их тросами да и  утянуть машинами  в лес.  Копали все:  и те, что высунулись с орудиями вперед,  и  те,    что  замешкались,  не  успели  этого  сделать.  Командиров насобиралось в лесу -- туча, все подухивают, стращают, под руку  орут. В бою бы  столько  их  было!  Немцы  пробомбили  артиллерийские  позиции и  лесок. Начальства поубавилось.

        Как  будто  потеряв  интерес к брошенным артиллерийским  орудиям, немец полусонно,  лениво постреливал,  но,  как согнали машины к опушке леса,  как начали тянуть  удлиненные тросы  к орудиям -- открыли такой ураганный огонь, что сразу загорелось несколько студебеккеров, захваченных внезапным  огневым налетом, поранило,  побило артиллеристов изрядно. Криком кричал молодой лес. "Себе  дороже", -- буркнул  комбриг и  приказал увезти  машины  с передовой. Заокеанские эти машины были ценней орудий.

        Четвертая батарея исхитрилась-таки -- утянула два орудия, четыре же так и бедовали до своего освобождения на высотке, где  все было избито,  изрыто, пожжено -- даже незнатко, что на бугорке совсем еще недавно росла картошка.

        Неделю,  если  не больше, корячились артиллеристы возле брошенных своих гаубиц,  начали  ворота деревянные делать,  как на сплаве, лебедки  смекать. Наконец,  началось  общее  наступление на  данном  участке фронта  и  орудия освободились сами собой.  За неделю они поржавели,  изувечились, опустились, как всякие пленные иль беспризорные бродяги.

        В том районе воевала не одна  гвардейская артиллерийская бригада, много там  сосредоточилось всякого  войска, и  умельцы-молодцы  ночами  лазили  по полям,  раскурочивали брошенную боевую технику. У  орудия  самое  ценное  -- прицел-панорама, наводчики  берегут  их пуще глаза  своего и потому, драпая, ухватили  ценные  приборы  с собой. Но не все  наводчики  уцелели, которые и погибли, держа  за пазухой, под телогрейкой, прицел.  Не меньшая ценность -- колесо.  Орудийное. Его если  артиллеристам прикатишь, считай  что  канистра водки, вещмешок сала, ящик консервов честно тобой добыты.

        Есть в  артиллерийском  полку, тем  более в бригаде,  подразделение под хитрым  названием    "парковая    батарея".  Есть  такое  подразделение  и    в артиллерийской дивизии, тем более в корпусе, но  там у него уже  и  название посолидней  -- технический  парк  иль что-то  в  этом роде, до того парка  с передовой не достать.

        Своя  бригадная  парковая  батарея  пылит  по полям  войны,  тащась  за фронтом, громыхает загруженным в  машину железным хламом. "Парковка" чего-то ремонтирует на ходу,  подкручивает, смазывает, подтягивает, завинчивает,  но больше --  развинчивает,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту