Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

68

холоднющей  Сибири,  из Покровки какой-то, где, судя  по  всему, одни только каторжанцы и  арканники  живут.  Арканники  --  это  самые-самые  страшенные смертоубивцы,  оне веревку-аркан на  человека  набросят, на лед, в темь  его уволокут, разденут догола и  в  прорубь спустят... Спаси и помилуй, Господи! Что и за земля, что и за народ?  Вот  опять  Бога всуе помянул. Часто Он тут вспоминается.  А  эть коммунист, коммунист, будь я проклятой. Ну, да Мусенка поблизости нету, и  все вон потихоньку крестятся  да шопчут божецкое. Ночью, на воде кого звали-кликали? Мусенка? Партия, спаси! А-а! То-то и оно-то..."

        Как  только была  дана  связь  из передового батальона,  к речке пришел полковник Бескапустин, за ночь покрывшийся  колкой щетиной, не отчистившийся еще от грязи, с глазами, провалившимися в черно  темнеющие глазницы, толстые губы доброго человека у него обметало красной сыпью.

        -- Чего  же  не  уплыл-то? -- упрекнул  комполка  Зарубина,  тот  слабо отмахнулся, ровно  сказав:  -- "Что же вы-то не  уплыли? Вам же в  госпиталь пора -- давно уж созрели".

        Уточнили  месторасположение батальона  Щуся,  данные разведки  соседних полков  и  сникли  горестно  командиры. Выходило:  завоевали  они, отбили  у противника  около пяти километров  берега в ширину и до километра в глубину. Группа Щуся не в счет, она пока и знаку не должна подавать, где и сколько ее есть.  На сие территориальное завоевание потратили доблестные войска десятки тысяч тонн боеприпасов, горючего, не считая урона в людях,  -- их привыкли и в сводках числить  в последнюю  очередь  -- народу в России еще много, сори, мори, истребляй его -- все шевелится. А ведь и  на левом берегу от бомбежек, артиллерийских  снарядов  и  минометов  потери  есть, и  немалые. По  грубым подсчетам,  потеряли  при  переправе  тысяч  двадцать  убитыми,  утонувшими, ранеными. Потери и предполагались большие, но не такие все же ошеломляющие.

        -- И это первый плацдарм на Великой реке.  Какова же цена других будет? --  выдохнул  Авдей  Кондратьевич,  потянув  выгоревшую  трубку.  Она  пусто посипывала. Тут  как  тут  возник  Финифатьев,  дал  командиру полка махорки набить трубку,  принес  котелок  и две ложки. В похлебайке  из рыбной мелочи белели картошинки.

        -- Вот те на! -- удивился  полковник, --  и в самом деле солдат наш суп из топора спроворил! Ты поешь, поешь горяченького, Алексан Васильевич, поешь да  и  отправляйся  в  укрытие.  Я  ел,  ел,  не  беспокойся.  И  непременно эвакуируйся, непременно. Я думаю, днем нам тут дадут жару!..

        --  Сегодня не жар, сегодня  пар будет, жар с завтрашнего дня начнется, --  уверенно объявил  Зарубин,  здоровым  боком  припав к  котелку, и  боясь показаться жадным, все равно частил ложкой, черпал горяченькое  от полынного дыма горьковатое варево, впрочем, весьма и весьма наваристое и вкусное.

        Лешка  Шестаков выкатился  из норки,  справил нужду  под  насыпью  яра, пригреб  за собою песком, вздумал умыться, притащился к воде и  заметил, что вся осока глядится розовеньким гребешком, в корнях  буро-грязная, осклизлая. Не  сразу,  но догадался:  обсохла закровенелая  вода.  "Ах ты,  ах ты!"  -- выдохнул  Лешка  и  пригоршнями  побросал на  лицо воды,  колкой  от холода, утираясь  подолом заголенной рубахи, оглядывал  изгиб  берега, до  островка, сделавшегося совсем плоским, низким: все на нем сшиблено, все выгорело.

        Призраками бродили, наклонялись, что-то собирая по урезу воды солдатики --  рыбу, щепки? Скорей  всего и  то,  и другое.  Снова померещилось  что-то знакомое в облике, фигуре ли близко бродившего солдата.

        -- Феликс? Боярчик?

        Солдат приостановился, вглядываясь в окликнувшего его человека.

        -- Я. А вы кто?

        Спустя  небольшое время  соседи-штрафники,  Феликс  Боярчик  и  Тимофей Назарович Сабельников,  были  гостями войска,  занявшего  удобную  оборону в устье речки Черевинки.

        Тимофей  Назарович,  приговаривая  обычное,  докторское:  "Ну-с,  ну-с, молодой  человек,  посмотрим,  что  тут  у  нас?"  --  перевязывал  раненых, вызнавших  по  солдатскому  телеграфу,  что  именно  сюда,  к  устью  речки, приходила санитарная  лодка  и,  может  быть, еще придет  -- вот и скопились здесь.

        Осмотрев майора Зарубина и сказав, что опасного

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту