Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

67

недосуг.  Нелька    сунула пластмассовую  немецкую  коробку  с  махоркой    Булдакову:  "Отсыпь",  --  и объявила, что может взять еще одного человека, если он управится на гребях и заменит ее. Гребцов нашлось более, чем надо, -- брели, ползли, ковыляли.

        --  Нужен мужик  покрепче! -- властно сказала Нелька и, сдернув  с себя плащ-палатку, укрыла ею раненых.  Сделалось видно теплую  безрукавку, из-под которой  торчали  погоны  с  двумя звездочками  и кончик  побелевшей кожаной кобуры.

        "Лейтенант!"  --  отметил Леха  Булдаков и  с сожалением вспомнил,  что лейтенанта еще никогда в жизни не пробовал и попробует ли, на этом плацдарме положительно не решишь.

        -- Так, значит, не поплывете, товарищ майор? -- занеся ногу  над бортом лодки,  переспросила  Нелька  и,  услышав  что-то  неразборчивое,  мимоходно бросила: -- Ну, как  знаете! -- и под нос себе: -- герой, едрена мать. А ну, кавалер, толкни! -- приказала она Булдакову.

        "Во,  баба!  Во, бомбандир!.. Ну нету  время поближе  познакомиться" -- наваливаясь на лодку, мотал головой Булдаков.

        Как только  тяжело груженная  лодка зашорохтела по камешнику, из  поймы ручья  ударил  пулемет, да,  слава Богу, выше и дальше. Ни Фая на корме,  ни Нелька, державшая на коленях раненного в голову лейтенанта, из тех  еще, что переправились далеким-далеким  днем со  взводом, -- даже не шевельнулись, не поклонились  визгнувшим  над ними пулям. Эти  девицы  видали виды,  пережили кое-что и похлеще пулеметного огня.

        -- Не  чеши муде-то, не чеши, -- проворчал из-под земли  Финифатьев, -- девкам плавать да плавать, пулемет мешат. Што как заденет?

        -- Де-эд, я один на фронте? Хер с им, с тем пулеметом!

        -- Хер с им, хер с им! А сам перед ей хвост распустил: "У бар бороды не бывает, у бар бороды не бывает...".

        -- И не зря! Табачком вот разжился! Она б  тут на часок обопнулась, дак и ишшо че-нить выпросил бы.

        --  Ox,  ox! Так уж  бы вот и выпросил?!  Вопше-то  про  тебя,  видать, сказано, хоть ты и беспартейнай: "Нет таких крепостей, каки бы большевики не взяли!" Давай суды табак, в кисет ссыплю. А то выжрешь  весь и станешь бычки по берегу собирать.

        -- Насобираешь тута! Де-эд, в кишках вой -- жрать охота.

        -- А поди, поди по речке, рыбки пособирай, яблочков, пулемет-то попутно и засечешь.

        -- Де-эд, а убьют.

        -- Ково-о-о? Тебя? Не смеши-ко ты ие, она и так смешна.

        -- Де-эд, ково ие-то, поясни.

        -- Я те, маньдюку,  поясню, я те поясню. Рыбки  насбираш, сварим,  пока туман, у меня сольца припрятана.

        --  Э-эх, де-эд, дед,  никакого в тебе сочувствия. Сплотатор ты, хоть и коммунист. -- С этими словами Булдаков, закинув винтовку на плечо,  проворно юркнул за  выступ яра. Оказавшись в речке Черевинке,  зорко  огляделся,  еще бросок сделал --  и никто бы сейчас не узнал в этом, еще минуту назад ваньку валявшем, оболтусе, лениво препиравшемся  со своим  напарником,  того парня, что вроде бы и в росте убавился и кошачьи-гибок, стремителен сделался.

        Через  полчаса он  вернулся, бросил вещмешок к  ногам Финифатьева, упал спиной к осыпи, выпустил дух: "У-уффф! Ну, война..."

        В  мешке  Финифатьев обнаружил  все  ту же падалицу  груш  и яблок, что реденько выкатывала  Черевинка к устью, и  сразу  тогда  бросалось несколько человек за теми яблочками, и не одного человека уж убило. В кармашке рюкзака пригоршни  две  малявок  и  усачей было, красноперый  голавлик  тут выглядел великаном. Среди падалицы обнаружилось даже несколько картофелин, Финифатьев возликовал:

        -- Олех! А картошки-те где взял? Бог послал, аль по огородам лазал?

        -- Бог, Бог... Он пошлет!.. Ручей этот вершиной задевает  край деревни. Бомбами из огородов закинуло  плоды. Я подобрал. А пулемет не нашел. Молчит, падлюка!  Нажрался и спит, небось. А  тут голодный воюй  и промышляй,  лодка приплывет -- палить начнет. Ты вот командир боевой, нет, чтобы шумнуть тута, немца потревожить, залез в землю и бздишь горохом.

        -- Хорошо бы горохом-то -- фриц бы сразу отступил. Финифатьев гоношился под яром,  огонек разводил, препирался с Булгаковым -- добытчик  будь здоров -- этакого на всем фронте поискать! Но уж богохульник, но уж грубиян!.. "Дак че  с ево возьмешь?  Он  с детства  без  догляду,  родом  аж из  самой-самой

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту