Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

острове подняло в воздух,  но чужой берег уже не дышал повальным огнем, не озарялся сплошной цепью пулеметов, которые  сперва казались огненным канатом, протянутым вдоль берега, не понять было: то огонь непрерывный  идет  или уж  сам берег  в пулеметы  превратился.  За рамой, за передовыми  позициями немцев, будто  с воза  дрова, вываливали бомбы  ночные самолеты.  На секунду сделалась видна сползающая набок головка  церкви,  оба прожектора мгновенно потухли.

        -- А-а-а-а-а! -- завыл, заликовал одинокий Лешкин голос на темной реке. --  Не гля-а-анется-а!  Не глянется,  курва такая!  А-а-а-а! -- орать-то он, связист, орал, но и о работе не забывал.

        Вырвал вместе с гвоздем груз, застревающий в гнилом шпангоуте, долетели брызги,  и снова  не  к месту  мимолетом подумалось:  "Будто перемет на  Оби выметываю"...  -- и тут  же уронил весло, потому что лодка начала крениться, за бортом послышалось бульканье, хрипы.  И хотя Лешка все время настороженно ждал и боялся этого, в башке  все равно все перевернулось: "Ну, пропал!  Все пропало..."

        Не давая себе ни секунды на  размышления, он выхватил из уключины весло и вслепую, на  хрип  и бульканье ударил  раз, другой -- содрогнулся, услышав короткий вскрик, мягкое шевеление под лодкой,  вяло стукнувшись о дно лодки, какой-то горемыка навечно ушел вглубь.

        "Наши это... Наших несет...  Быстрей, быстрей!.." Он  по  шуму  и  ходу лодки почувствовал -- прошел стрежень реки, течение ослабело. Он  выбрасывал за борт провод с последними подвесками: надо подсоединять новую катушку, она вмещает  пятьсот  метров  провода, лодку  почти  не сносит,  провода  должно хватить с избытком.

        Он отбивался  веслом  от утопающих,  наседающих на  лодку. Народу гуще, грохоту  и  шуму гуще -- верный  это  признак: берег близко.  Он  изловчился черпануть ладошкой за бортом и донести до рта глоток обжигающей воды. Провод струился,  утекал  за  борт, человек  работал лопашнями, закидываясь  назад, работал так, что старые, из осины тесаные весла прогибались на шейках.

        "А-а,  гробина!  -- стонал Лешка.  -- А-а, корыто!  Его  только  вместо гроба... Нашу бы, обскую сюда расшивочку-у-у..."

        --  У-у-у-у-у! У-у-у-у-у! -- вырывался вопль. Сил в нем никаких  уже  и нет, один крик остался. Обжигая колено, цепляясь за штаны ерошенными узлами, ползет  провод  через  борт,  ложится на дно реки. Жила эта соединит берег с берегом, человека с человеком, стало быть, и с жизнью соединит, с людьми,  с Семой  Праховым, милым,  добрым парнем. Помстилось,  что  тот,  которого  он оглушил веслом  и  отправил на дно,  Сема Прахов. Почему-то все беспомощное, беззащитное облекалось  в облик напарника. -- У-у-у-у-у-у, у-у-у-у-у-ууу! -- мотая головой и всем телом мотаясь, выл  Лешка, на  ругательства  сил уже не хватало. Из воды вздымал весла не Лешка, не связист Шестаков, весла взлетали и падали сами, вразнобой, будто бы работал ими пьяный или сонный человек. -- У-у-у-у... Сейчас главное -- не ошалеть от страха и одиночества. На Дону, на притоке ли  --  сейчас не упомнить,  --  он  чуть  не утонул  в мелком ерике оттого, что испугался. И кого? Ужей! Он когда сунулся в ежевичник, то увидел их  целый свиток. Впереди Лешки  прокатили  пушку, переехали  клубок змей -- черные твари,  извиваясь, разевали безгласные малиновые рты  и кипели черным варом, распускаясь отертыми,  бледными, чем-то  набитыми  брюхами.  Они,  те гады, долго  потом снились Лешке. Хорошо вот  на севере родился, где никаких тварей  не  водится,  комар  да  мошка -- и все  тебе паразиты, ну иной  раз слепень  прилипнет  к телу,  к мокрому, да куснет,  либо паут закружится над головой, загудит истребителем, упреждая, что в атаку идти собирается.

        Лешка хитрил, заставляя себя думать о чем-нибудь постороннем и в  то же время, вытянувшись до последней жилочки,  напрягал слух: не завозится ли кто за бортом?  Когда-то кончилась, иссякла бухта провода с подвесками, когда-то успел он,  хлюпаясь в мокре, подсоединить конец  бухты к последней катушке и по  тому,  как  убыстрялось  вращение  на катушке, понимал: провода  на  ней осталось немного. Хватит ли до берега? Где вот он, берег-то?

        За  правобережной    деревушкой,  выхватывая  кипы  дерев,  начали  бить зенитки. Небо там озарилось  ракетами,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту