Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

40

война зрячий образ? Черная пустота, на мгновение озаряемая вспышками взрывов,  и в  ней извивающаяся, на человека неумолимо наползающая тварь?! Там,  под водой, бездна --  она  поглотит,  да  уже и поглотила  все вещее, даже самое реку с  ее  поднятой и унесенной  куда-то водой, и  берега обратило  в  прах,  и  смело  в  бесприютные  пространства веса  не  имеющую человеческую душу, тоже  обнажившуюся, унесло ее  горелым  листом  в холодом дымящую дыру, из которой все явственней, все дальше выползает грязная тварь, состоящая из желтой жижи,  покрытая красной пеной -- да-да, конечно, это вот и есть лик войны, бездушная сущность ее.

        С баркаса  подхватили кто что мог, ринулись прочь, за  командирами, уже где-то  впереди,  за  водою,  кричащими: "За  мной! За  мной-ой!" -- пытаясь угадать  по голосу своего ведущего. Мокрая одежда мешала  бежать, бойцы,  на берегу отжимаясь, падали, щупали  себя:  здесь ли он,  боец, с  собой ли его тело? Огонь свалился на баркас, вокруг которого  в воде барахтались раненые, грязью  замывало, заиливало  живых  и  убитых. Немцы пытались  зажечь баркас пулями  и  ракетами,  чтобы  высветить  протоку,  видеть,  куда  углубляются перемахнувшие  через реку части русских.  Но те были уже в оврагах. Уведя  в ответвление оврага батальон, Щусь велел  всем  отдохнуть,  обуться, зарядить диски, проверить гранаты, у кого они сохранились, вставить в них капсюли. Из ночи разрозненно и группами  набегали  и набегали бойцы, валились  на  сухую хвою редко  по  склону  оврага  растущих  сосенок, на твердые  глыбы  глины, вжимались в  трещины, втискивались в землю, которая после темной реки, после глубокой воды казалась такой родной, такой желанной.

        Нашаривая наступающие части, немцы торопливо  и  сплошно  сеяли ракеты. Ниже  острова, по берегу реки разрастался бой. Где-то там погибали  или  уже погибли роты Яшкина и Шершенева.

        -- Ничего,  хлопцы, ничего! --  бодрясь, сказал комбат. --  Главное  -- переправились, теперь вверх по оврагу, противотанковый ров  не переходить -- по нему  сейчас работает наша артиллерия. Командиры взводов, отделений,  кто еще жив, держаться  ближе ко мне.  Никому не отставать. Теперь главное -- не отставать...

        Карабкаясь  вверх,  падая  с  крутых осыпей  и  скатов  оврагов,  бойцы батальона  капитана  Щуся лезли и лезли куда-то в ночь, в гору,  а внизу, по берегу, принимая весь удар на себя, сражался полк Сыроватко.

        Почти  все понтоны  с бойцами,  батальонными минометами и сорокапятками были  на воде разбиты и утоплены, однако чудом каким-то, не иначе, словно по воздуху, некоторым подразделениям удалось добраться до берега,  уцепиться за него и  вслед  за  разрывами  снарядов  и  мин  продвинуться  вперед,  минуя осыпистый  яр.  Разноцветье ракет, взлетающих  в  небо,  означало, что части полка Сыроватко в самом центре плацдарма закрепились, прикрывают соединения, переправляющиеся следом.

        И, поняв это, Щусь  вызвал к себе командира взвода Павлухина,  приказал ему с десятком бойцов спуститься обратно на берег,  беря под свою команду по пути  встречающихся бойцов, попробовать  найти роту Яшкина и самого ротного, если жив. Вести  людей этим глубоким оврагом,  по которому будут расставлены посты с паролем "Ветка", ответом будет "Корень".

        -- Все! Пока  фриц не очухался, действуйте! На берегу не  застревать, в бой не ввязываться. У нас иная задача.

        Мимо разобранной  риги  к урезу реки катили валами люди, волоча набитые сеном    и      соломой    палатки,    самодельные    тяжелые      плотики.      Среди сосредотачивающихся    для  переправы    выделялись  бойцы    в    комсоставских гимнастерках, в яловых сапогах. Лешке опять  показалось, что он  видел среди них Феликса Боярчика.  Сходить в штрафную недосуг, да и не  пустят  небось к ним, к  этим  отверженным людям, да и лодку, спрятанную под ворохами соломы, оставлять без догляду нельзя -- моментом урвут, на руках унесут, как любимую женщину.  Приходил опять  усатый  офицер из какого-то важного подразделения, бумагой тряс, требовал, грозил. Лешка с помощью майора Зарубина еле  от него отбился.

        В  ту пору,  когда батальон Щуся  уже совершил  переправу  и,  подняв с берега, как  потом оказалось  половину состава  боевой группы,  углубился  в овраги правого берега,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту