Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

27

Сталин. С его именем..."  Как  всегда, слушая  говоруна, командный состав морщился, отворачивался, сопел носами, но терпеливо впитывал назидания.  Чуть  ли  не полчаса молотил  языком Мусенок. Командир  стрелкового  полка, Авдей Кондратьевич Бескапустин  сердито  сорил трубкою искры,  ворчал себе под  нос о  том, что работы по горло, времени  в обрез, но трепло это неуемное ничего знать не хочет...

        Грузноватый  от  годов и тела,  человек добродушный  и  в  чем-то  даже застенчивый, Авдей Кондратьевич настолько был  раздосадован и раздражен, что пнул часового, уютно заснувшего на крыльце хаты, в которой располагался штаб полка.  Часовой спросонья свалился с крыльца,  ползал по цветам маргариткам, отыскивал винтовку. Такой  же, как и его командир, пожилой, малоповоротливый ординарец  заварил чаю в  ведерный чайник, поставил  его  на  стол,  сгрудил кружки,  зачерпнул  котелком сахару из вещмешка. Собранный в штаб  комсостав полка  чаю обрадовался. Всяк сам себе насыпал в кружку сахару. Пришли  майор Зарубин  с  Понайотовым  из  артиллерийского  полка,  пили  со  смаком  чай, сосредоточенно  молчали.  Полковник  Бескапустин,  переобувшийся  в  старые, аккуратно  подшитые валенки --  у него ревматизмом корежило ноги -- время от времени громко отпыхивался и, ровно бы самому себе, бубнил: "Н-ну, художник! Н-ну, художник! Когда этот говорильный автомат и изломается?!"

        Собрались как будто все. Ординарец снова подвесил наполненный чайник на притухший  костер. Бескапустин  обвел вопрошающим взглядом своих командиров. "Ну, что скажете, орлы мои -- художники?"

        "Художники",  уже нанюхавшиеся  пороху, не  по  разу  битые и раненные, высказывали общее мнение: надеяться приходится снова на себя, только на себя и на свою сообразительность, да на поддержку артиллерии.

        --  Все  правильно,  все  правильно,  --  подтвердил    командир  полка, артиллерии на берегу сосредоточено много, и еще обещают, -- но наступать-то, воевать-то нам...

        Полковник Бескапустин дал задание: первым, еще до начала артподготовки, на правый берег  должен  уйти  взвод  разведки.  Ничего он  там, конечно, не разведает  -- немцы  прижмут  его  на берегу и перебьют.  Но пока этот взвод смертников,    которого    хватит  ненадолго,  отвлекает  противника,  первому батальону с  приданной ему боевой группой  уже во  время артподготовки нужно будет досрочно начинать переправу. Достигши правого берега, без надобности в бой не  вступать,  по  оврагам продвигаться в  глубь обороны  противника  по возможности скрытно, рассредоточенно, не  привлекая к себе внимания. К утру, когда переправятся основные силы корпуса, батальон должен вступить в бой, но уже в глубине обороны немцев, в районе  высоты Сто. Рота из полка Сыроватко, под командой  старшего  лейтенанта Оськина по прозванию Горный бедняк --  за столом приподнялся, качнув головой, стриженной под бокс, довольно щегольской офицер  и  всем  сразу  приветливо  улыбнулся, --  рота  Оськина прикроет  и поддержит батальон  капитана  Щуся.  Все  это  должно происходить  в  районе заречного острова, с него, по мелкой протоке -- вперед и только  вперед, под укрытие    яра,  и  сразу  во  тьму  оврагов.  На  левобережном  острове    не прохлаждаться, не  толпиться --  он, конечно  же, хорошо  пристрелян -- сюда немцы обрушат главный огонь.  Другие батальоны и  роты начнут переправляться на правом фланге, с прицелом на устье  речки Черевинки, чтобы рассредоточить огонь  противника,  создать  впечатление  широкого,  массового  наступления. Артиллеристам  задание  одно --  обеспечить  огневой  поддержкой  стрелковые подразделения.  К    утру  на  плацдарм  должны  переправиться  представители авиации,  гвардейских  минометов и  нашей  вечной  палочки-  выручалочки  -- бригады номер девять.

        Из-за стола поднялся и дал себя рассмотреть на полковника  Бескапустина похожий,  чуть  моложе  его  годами, полковник Годик Кондратий Алексеевич -- командир девятой  гаубичной  бригады, с  самой  Ахтырки так  и следующий  за гвардейской  стрелковой  дивизией  и, в конце концов,  отпущенный из резерва главного командования РГКА в полное распоряжение корпуса генерала Лахонина.

        РГКА звучит, конечно,  весомо и красиво,  но для тех, кто в частях этих не воевал. Давно, еще с первых

 
http://poliv64.ru/ как и где купить тапенер.

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту