Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

Сняв  одежду, ежась  от  сырого  с ночи,  в  затени застоявшегося холода, увязая в жидкой грязи, которая была теплее воды, сразу за осокой присел по грудь, как  это делали ребятишки, "согревая воду" в Оби, тут  же  выпрыгнул  поплавком и  громко ругаясь, -- никто ж  не  слышит,  -- перевернул и  повел  лодку  к  мелкому  месту.  Житель  севера, привыкший  к ледяному от  вечной мерзлоты  дну, обрадовался теплой тине, овчиной объявшей ноги, шевелил пальцами  от ласковой  щекотки. Душная, серая муть  с  клубами густой сажи  тянулась за тяжелой  лодкой-корытом, на следу ее вспархивали и, чмокая,  лопались  пузыри. Пахло  сгоревшим  толом,  общественным  нужником. Гнилые водоросли  оплетали  ноги.  Отгоняя  от себя  омерзение,  навечно  уж приобретенное  им  в  южном ерике,  Лешка вдруг натужно  заорал  перенятую у Булдакова песню;

        А умирать нам р-р-рановато-о,

        Пусть помрет лучше дома ж-жана-а-а-а!..

        Артельно затащили сорящую гнилью лодку  в  кузов машины, привезли ее на окраину хутора, укрыли все в той же риге, которая  с каждым часом обнажалась ребрами,  будто  старая  кляча,  растаскивалась  слежавшаяся,    оплесневелая солома:  ею  славяне  укрывали деревянный  разобранный  костяк  риги.  Возле бесценного судна часовым стал сам хозяин -- Шестаков, точнее, не стал, а лег -- набив полное корыто ботвы от картофеля,  сверху  набросав соломы.  Вокруг лодки скрадывающей, охотничьей поступью запохаживал Леха Булдаков,  напевая: "У бар бороды не бывает", напряженно  соображая: куда,  кому  и  за  сколько сбыть  добытую однополчанином посудину. Отгоняя добытчика от своего объекта, Лешка  поднес  к  квадратному  рылу  кулак. Потратив  на  конопатку  дряхлой посудины  старую солдатскую  телогрейку, паклю,  где-то  раздобытую бойцами, старые портянки,  Лешка удрученно глядел на  диковинное плавсредство.  Сев в лодку,  попытался  ее раскачать --  посудина слабо простонала, из шпангоутов червяками  полезли  ржавые  гвозди, уключины  подтекли  ржавчиной. Но  и это тупозадое,  убогое сооружение, слепленное из двух  досок  по  бортам и  двух осиновых плах, -- днище,  кроме Булдакова,  пытались уцелить  какие-то дикие саперы в латаных штанах. Бумагу-документ показывали -- "из штаба"  -- имеют, мол, полномочия изымать  любые  плавсредства.  Налетел  усатый  фельдфебель, брызгая слюной, дергаясь искривленной шеей,  требовал немедленно сдать лодку какой-то  спецчасти    со    многими    номерами.    Лешка  отозвал  в    сторону представителя  спецчасти  и,  поозиравшись  вокруг, на ухо, чтобы  никто  не слышал, шепнул, показывая в сторону леса:

        -- Там, по старицам, лодок навалом! Кройте! А то все расхватают!..

        Боясь  шибко тревожить  посудину, оттащили  ее по  деревянным  покатам, подальше  от  греха,  за  гряду  каменьев,  поросшую шиповником  и  жалицей, накидали в посудинку  камней,  сверху замаскировали  осокой и кустами. Лешка никуда не отлучался от своего агрегата,  помогая солдатикам готовить катушки со связью, изолировал узлы, вязал подвесы, смазывал солидолом ходовую  часть катушек,  перебирал до винтика телефонный аппарат, но все не сходя с берега, держа плавсредство в ближнем обзоре. Коля Рындин отвалил удачливому человеку полный котелок рисовой каши  с мясом. Привалившись к камням,  Лешка  уплетал кашу, заглатывал солдатскую пишу, почти не  чувствуя ее вкуса, и не понимал; наелся он или еще  хочет есть? Приходил Зарубин,  порадовался  приобретению, похвалил за находчивость солдат, шуганул с берега начальника связи Одинца, у него, мол, одни только катушки на уме, а кто о рациях позаботится?

        По ту  сторону  Великой  реки  тоже  готовились  к  встрече. Дороги  по седловине и  за седловиной пылили густо --  двигались  войска  на передовую, окапывались  в  желтых  полях,  в  серых  прибрежных  пустошах.  Гуще и гуще перепутывались между собой нити траншей, окопов, ходов сообщений, углублялся ров,  опоясавший  все  побережье, седловина и  ниже  ее отголоском темнеющие косолобки сделались  пятнистыми  --  исколупали немцы  высоту  Сто, оборудуя огневые    позиции,    наблюдательные,  командные  пункты  и    всякие  другие, необходимые  фронту заведения.  Среди изборожденной  земельной  глушины  еще нарядней засветилась пойма речушки Черевинки  -- осень  все настойчивей,

 

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту