Астафьев Виктор Петрович
(1924 — 2001)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

Главная arrow Прокляты и убиты. Книга вторая

Прокляты и убиты. Книга вторая

Виктор Астафьев

        Плацдарм

     Вы слышали, что сказано древним:

     "Не убивай. Кто же убьет, подлежит суду".
     А Я говорю вам, что всякий, гневающийся
     на брата своего напрасно, подлежит суду...

     От Матфея, 5, 21-- 22


        Накануне переправы

     В прозрачный осенний день,  взбодренный первым студеным  утренником, от которого  до высокого солнца  сверкал  всюду  иней  и  до полудни белело под деревьями, за огородами  частоколов, в заустенье хат, передовые  части  двух советских  фронтов вышли  к берегу Великой  реки и,  словно бы не веря себе, утихли возле большой воды -- самой главной преграды на  пути к чужим землям, к другим таким же рекам-преградам. Но те реки текли уже за пределами русской земли и до них было еще очень-очень далеко.
     Главные силы боевых фронтов -- армии, корпусы  и полки --  были  еще  в пути к Великой реке, они еще сбивали по флангам группировки и сосредоточения фашистских  войск, не успевших уйти за реку,  дающим возможность отступившим частям закрепиться там,  построить  очередной  непреодолимый  оборонительный вал.  В  редких  полуистребленных лесках и садах, боязливо отодвинувшихся от оловянно засветившейся осенней воды, опадали  листья, с  дубов они сползали,жестяно  звеня, скоробленные, лежали вокруг деревьев, шебуршали  под ногами. Где-то урчали голуби  и, гоняясь друг за другом, выметывались  из кущи леса, искрами вертелись в прозрачном  воздухе, вернувшись  в  лес, весело и  шумно усаживались на  ветви, ворохами  спуская с них  подмороженный, начинающий на солнце  волгнуть,  истомленный лист. За издырявленной огнем, полуразрушенной деревенькой-хуторком,  разбежавшимся по берегу  реки, в мятых,  полуубранных овсах  вдруг   зачуфыркал   припоздалый  тетерев;   семеня  ножками,  ровняя по-пехотному шаг,  петух направился к воде, пятная  заиндевелый,  сверкающий берег  крестиками следов. Прячась за камешками, комочками, суетливо скатился на  берег  табунок  отяжелевших  куропаток, что-то  домашнее,  свое,  птичье наговаривая. Пересыпая  звуки, пощелкивая  клювами, куропатки попили воды из реки  и  здесь же, у кромки берега, сомлело  задремали под  солнцем,  припав пуховыми брюшками к обсыхающей мелкой траве.
     Пришедший  к реке Лешка Шестаков, стараясь не спугнуть птиц, начерпал в котелки водички,  пил  из  посудинки,  кося  глазом  на  уютно  прикорнувших куропаток, почти вдвое увеличившихся, потолстевших от того, что растопорщили они короткие крылья и перо, пуская в подпушек, к телу бодрящую прохладу.
     Река оказалась не такой уж и широкой, как это явствовало из географии и других  книжек:  "Не каждая  птица долетит до середины..." Обь возле  родных Шурышкар куда как шире и полноводней, в разлив берегов глазом не достанешь.
     Противоположный  берег   реки,  где  располагалось   вражеское  войско, пустынен  и  молчалив. Был он  высок, оцарапан расщелинами, неровен, но тоже сверкал инеем,  уже  обтаявшим и  обнажившим  трещины, провалы и лога, вдали превращающиеся  в ветвистые,  пустынные овраги. Перерезая тонкие  и глубокие жилы  оврагов,  вершинами  выходящие в поля, к  селениям  и садам, овраги  с шерсткой  бурьянов,  кустарников и  отдельных,  норовисто  и  прямо растущих ветел, да по косогору разбежавшемуся приземистому соснячку, выделялся  точно линейкой отчеркнутый  рыжий  ров.  К нему  из  жилых мест,  меж растительной дурнины  и кустарника  тянулись  линии  окопов, вилючие жилы  тропок,  свежо пестрели   по  брустверам,  накрытым  опавшей  листвой,   огневые   позиции, пулеметные гнезда, щели,  ячейки, сверкнула и на мгновение зажглась лешачьим глазом буссоль,  или  стереотруба, взблеснула каска,  котелок  ли,  может, и минометная труба, по заросшей тропке цепочкой пробежали и скрылись в оврагах люди. На пустеющих, недоубранных полях появились кони, у самого почти берега отчетливо заговорило радио на чужом языке, затопилась кухня. Веселый дым  -- топят  кухню  сухой сосновой ломью --  заполнял ветвистый распадок  какой-то речушки, дым шел не вверх, не в небо, он вместе с вилючей речкою стелился по извилистой  пойме  и  вытекал  потоком  из  широко  распахнутого,  зевастого распадка  к реке,  скапливаясь над  большой  водой,  густел,  превращаясь  в одинокую, неприкаянную тучку.

Читать:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235

Обращайтесь в www.partarium.ru, именно там можно купить новые автозапчасти Great Wall.

Фотогалерея

img 13
img 12
img 11
img 10
img 9

Статьи












Читать также


Романы
Рассказы
Реклама

Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту